Шагая по «Моей улице»

Третий этап программы «Моя улица» завершился открытием Бульварного и Садового кольца, а также площадей и набережных. Мы решили прогуляться по благоустроенным улицам и обновленным территориям с Антоном Ладыгиным, архитектором бюро «Народный архитектор». Ребята занимаются музейными проектами и благоустройством парков, портфолио команды можно увидеть на страницах юбилейного выпуска TATLIN MONO молодые.  

Мы встретились с Антоном в 11 утра около Васильевского спуска. Начали наш маршрут с улицы Варварка, которая была открыта ко Дню города. Далее мы посетили Славянскую площадь и через Ильинский сквер и Маросейку прошли к улице Покровка. Наша прогулка закончилась на Хохловской площади это один из самых ожидаемых и интересных проектов программы. В целом мы прошли 2.2 километра, перешли один подземный переход и 4 наземных. На Маросейке мы остановились около уличного кафе, чтобы взять кофе на вынос. В общей сложности наш путь занял один час.

Мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что миссия этой программы, которая началась в 2015 году, — в том числе напомнить об историческом прошлом, отремонтировать фасады и открыть бульвары горожанам. Правительство Москвы взяло курс на сохранение исторического облика города. Так, например, на многих улицах установлены новые фонари, стилизованные под старинные, а на Петровке, Тверской и Сретенке появились участки с клинкерным мощением, интегрированные в новое покрытие тротуаров.

Улица Варварка одна из центральных и старинных улиц Москвы. Она начинается с Васильевского спуска и заканчивается Славянской площадью. С нее мы и начали свой путь.

— Антон, как ты думаешь, удалось ли интегрировать храмы и соборы XV-XVIII веков, находящиеся на Варварке, в современное благоустройство улицы?

— С учетом того, что гостиница «Россия», находившаяся здесь ранее, представляла собой довольно жесткий модернистский проект, здания Патриаршего подворья ярко контрастировали с ней. Сейчас, конечно, этого нет. Парк «Зарядье» является более нейтральным фоном для них, и практически не взаимодействует с ними. Архитекторы, я думаю, сознательно отказались от активного вовлечения существующих храмов и соборов, чтобы создать бесконфликтную среду. В этом плане можно говорить скорее о реабилитации этого пространства в рамках нового города.

Улица Варварка

Что же касается улицы Варварка, то расширенные тротуары, оборудованные скамейками, уличной мебелью, конечно же являются не воссозданием городской среды прошлого, а вполне современным городским решением. Например, универсальный дизайн остановок общественного транспорта, которые удачно сочетаются со зданиями XV-XVIII веков. Получилось нейтральное, прозрачное оформление. Здесь не сделан акцент на игру с историческими материалами, стилизацией. И я считаю, что это правильно. У города есть современные потребности, поэтому естественно, что жизнь и среда прошлых веков — это не то, к чему следует стремиться. Появились новые задачи, спрос на рекреационные пространства и на пешеходные улицы, чего раньше не было. И создание прогулочных зон, улучшение связности пешеходной сети, воссоздание наземных переходов — все это отвечает тем требованиям, которые сейчас существуют.

Улица Варварка

— Но ведь новый дизайн остановок общественного транспорта единый для Москвы, нужно ли делать исключения для улиц, богатых историческими зданиями?

— Ни в коем случае. Остановки являются частью городского дизайна, поэтому исполнение некоторых из них в псевдо-историческом облике нарушали бы единство стиля города. Конечно, какое-то спокойное современное решение намного лучше. Оно как раз показывает и подчеркивает подлинность тех построек, которые его окружают. Оно нейтрально, а значит, не слишком навязчиво. Я думаю, это хороший вариант.

Улица Варварка

В этом году появился пешеходный маршрут от Кремля до «Зарядья». Туда входят: Никольская улица, Рыбный, Богоявленский переулки, а также Биржевая площадь. Однако он упирается в улицу Варварка, на которой все-таки оставили автомобильное движение. Возможно, стоило сделать и эту улицу пешеходной?

— Здесь подключаются вопросы расчетов транспортных потоков. Такие решения могут создать сложные автомобильные ситуации на набережной, что приведет к дополнительным пробкам. Если в дальнейшем тротуары не будут справляться с пешеходной нагрузкой, то их стоит расширить. Но сейчас самым удачным и безболезненным решением стало сохранение автомобильного движения — с учетом того, что открылся парк «Зарядье», который в принципе будет брать на себя часть пешеходных потоков после открытия входа с Китайгородского проезда. Поэтому я думаю, что сквозное пешеходное движение отчасти возьмет на себя парк. Сейчас достаточно того, что расширили тротуар и сохранили возможность проезда. Нужно сказать, что реконструкция этой улицы прошла довольно бесконфликтно, чего не так просто добиться в такой важной исторической части города.

С улицы Варварка мы спускаемся в подземный переход северного выхода станции Китай-город. Этот крупный подземный переход должен справляться с большим потоком людей. Здесь находится основание Варварской башни, оставшееся после того, как в 1934 году снесли Китайгородскую стену.

Насколько бережно авторы отнеслись к основанию белокаменной башни, интегрировали его в новый интерьер перехода?

— К сожалению, авторы забыли о наличии в переходе исторического объекта. Здесь не хватает навигации и информационной поддержки, потому что каменные блоки сейчас выглядят не как фрагменты исторической башни, а скорее, как оставшийся после ремонта строительный материал.

Подземный переход с фрагментом основания башни

Многие жители выражали недовольство в интернете по поводу ремонта подземного перехода. Стеклянные панели с принтом, по замыслу авторов, должны перекликаться с парком «Зарядье». Но именно эти панели и стали поводом для недовольства горожан.

Что ты думаешь по поводу ремонта перехода? Оправдано ли недовольство жителей?

— На самом деле переход — это вещь достаточно утилитарная, поэтому по сравнению с плиткой, которая была раньше, это шаг вперед. Принт с березами действительно отсылает к парку.

Панели перехода

Мы подошли к Славянской площади, которую именуют первым транспортным хабом в центре Москвы. Раньше здесь была парковка, а теперь крупный транспортно-пересадочный узел со стоянками для такси, автобусными остановками и пунктами велопроката. Площадь переходит в Ильинский сквер, который тоже входит в Кремлевское кольцо.

— Антон, как ты считаешь, будет ли площадь справляться с такой транспортной и пешеходной загруженностью?

— Славянская площадь стала хорошим примером более рационального использования пространства. Потому что раньше, я помню, здесь было много асфальтовых островков. То есть площадь асфальтирования было какой-то запредельной. Даже машины, которые тут парковались, можно было легко разместить на меньшей площади.

Славянская площадь

Очень непривычное для Москвы явление и словосочетание как «транспортный хаб». Говорят, что отсюда можно будет добраться до любой точки в центре в пределах 20 минут. Но не кажется ли тебе, что здесь не хватает инфраструктуры для людей, которые ждут транспорта? Может быть, вендинговых аппаратов или киосков? Полностью ли обеспечен транспортный хаб необходимой инфраструктурой для «вечно куда-то спешащих москвичей»?

— Вероятно, они появятся, потому что я вижу здесь площадки, на которых вполне можно разместить кафе и киоски. Но, к сожалению, расположенные несколько ординарно клумбы препятствуют созданию некого центра притяжения, интересного  общественного пространства. На данный момент это решение похоже на типовое. С архитектурной точки зрения ему не уделили должного внимания. А с точки зрения реорганизации уличной сети это пространство говорит нам о том, что оно пешеходное, с расчетом на использование именно общественного транспорта, с сознательным отказом от машиномест. Посыл таков, что сюда нужно приезжать именно на общественном транспорте.

Славянская площадь 

Как мы видим, выход из метро «Китай-город» тоже реконструировали, сделали темный стеклянный параллелепипед с орнаментом. Такое ощущение, что он выбивается из обновленного пространства.

— Выбивается сильно. Черный цвет сам по себе достаточно тяжелый. В центре такого легкого пространства стоило делать что-то прозрачное, что гармонировало бы с такими же остановками. Сначала я подумал, что это техническое помещение или вентиляция, но никак не выход из метро.   

Но говоря о преобразовании Славянской площади, интересно посмотреть, как это будет использоваться. Такой неожиданный транспортно-пересадочный узел дает новые возможности в передвижении. Правда, насколько это будет эксплуатироваться? Например, сейчас мы видим толпу людей на остановке и отсутствие автобусов. (Смеется)

Славянская площадь 

Можешь ли припомнить зарубежные примеры таких транспортных хабов в центре города?

— Скажем, в Германии это широко распространено. Даже сложно выделить какой-то один хаб, потому что и в Берлине, и в Кельне, и в Дюссельдорфе можно его встретить. В Европе это повсеместная практика, достаточно хорошо развитая. Часто делаются навесы для таких пространств по индивидуальному проекту.

Мы вышли к ранее упомянутому Ильинский скверу. Здесь уже начали благоустраивать территорию, и вскоре должны появиться лекторий и музей под открытым небом. Сквер упирается в Политехнический музей.

В Ильинском сквере еще не завершено благоустройство, но мы видим, что вместо бордюрного камня идет металлический борт. Насколько качественно он сделан?

— Не очень. Видно, что это не Германия. Бывает лучше. Стыки сделаны неаккуратно и неровно. Сам борт немного отходит.

Ильинский сквер 

Как ты думаешь, чья вина в такой халатности и неаккуратности исполнения? Архитекторы или подрядчики не уследили?

— Я думаю, что такова у нас культура — исполнение всегда ниже, чем проектное решение. В той же Германии любая, даже ошибочная линия архитектора воспроизводится с доскональной тщательностью. Кроме того, когда все происходит в таких масштабах, архитектору трудно контролировать процесс. В авторской архитектуре возможно осуществить надзор, который позволит полностью проследить за качеством исполнения работ подрядчиком на всех стадиях.

Мы видим начало строительства лектория, как ты думаешь, будет ли здесь работать эта идея? Ведь на Лубянской площади, с другой стороны политеха, тоже вскоре появится амфитеатр, в котором можно проводить лекции.

— Не совсем понятен режим использования лектория в Ильинском сквере: в случае, если это будет некое свободное для посещения пространство, с собственным режимом, предназначенное для какой-либо стихийной уличной активности, то это может вызвать вопрос. Если же это программное место для Политехнического музея, то, конечно же, оно будет использоваться по назначению.

Но можно сказать, что как раз связь с Лубянской площадью у этого сквера намного более тесная, потому что будет возможность пройти сквозь музей. И фактически эти два сквера будут очень хорошо связаны между собой и с музеем. Мы получим продолжение Китайгородского кольца, которое заканчивается Лубянской площадью. Чем более проницаемо и включено в городскую ткань пространство, тем больше появится городских пользователей, которые сюда будут приходить. То есть маргинальная часть попросту окажется в меньшинстве. Здесь видна тенденция того, что люди больше времени проводят в общественных пространствах. Назначение деловых встреч, а также многие другие факторы способствуют увеличению их популярности и соответственно востребованности. Мы видим, что буквально недавно открывшийся парк «Зарядье» настолько востребован, что перегружен. 

Вспоминается парк в Сингапуре, где также наблюдался определенный «вау эффект» после открытия, но было ощущение, что пространство создано на вырост. На себя обращали внимание огромные и широкие променады с возможностью прогулок на велосипеде и пешком, кажется, что они бы справились с городом в пять раз больше.

Получается прекрасный маршрут в будущем. От Лубянской площади через Политехнической музей и Ильинский сквер мы попадаем в парк «Зарядье», оттуда на набережную и Боровицкий холм, который раньше был совершенно недоступен. Мне кажется, что следующим этапом будет доступ в Кремль через Спасскую башню, Соборную площадь, чтобы мы снова ощутили Кремль как часть городской ткани, а не каким-то артефактом, закрытой в себе шкатулкой.

Сейчас архитектурные проекты чаще стали обсуждаться с жителями. Многие пользовались сервисом «Активный гражданин», через которое жители имели возможность выбрать логотип парка «Зарядье». Может быть, стоит доверять экспертам в выборе победителя архитектурных конкурсных проектов?

— Безусловно, решения, относящиеся к профессиональной компетенции, следует отдавать профессионалам. Обсуждение с жителями необходимо на стадии формирования технического задания, а уже конкретные решения должны приниматься экспертами и профессионалами.

Недостроенный лекторий Ильинского сквера 

Жители склонны воспроизводить некую среду, которая сформировалась в их сознании, к которой они привыкли, что совершенно не является лучшим решением. Они часто не могут оценить задачу в комплексе, поэтому нужен некий баланс. Консультации конечно же нужны, на них стоит ориентироваться, но решающим должно быть слово профессионалов, междисциплинарных специалистов. Однако если профессионалы предлагают несколько решений, тогда можно применить метод голосования.

— Как ты думаешь, что бы случилось с парком «Зарядье», если бы окончательный проект был принят жителями?

— Можно предполагать, что реализовали бы более консервативный вариант: терема в стиле XVII века, сочетающиеся с прилегающими церквями и соборами. Где-то в прессе промелькнула мысль о том, почему же не выбрали неорусский стиль? Когда начинаешь анализировать альтернативы, то создается впечатление, будто все сделано именно так, как и должно было быть.

Еще в 1994 году на Хохловской площади запланировали строительство досугово-развлекательного центра с подземной парковкой. Однако во время строительных работ в 2007-2008 годы обнаружили уникальный памятник истории Москвы конца XVI века — хорошо сохранившийся фрагмент стены Белого города длиной 64 метра, признанный объектом культурного наследия федерального значения. Фрагмент стены решили законсервировать, а на месте стройки образовался пустующий котлован. Кладке около 500 лет.

Мэр Москвы Сергей Собянин заявлял, что здесь будет открыт археологический парк под открытым небом. Сама площадь стала двухъярусной. На верхнем уровне расположилась прогулочная зона с кафе, а на нижнем площадка-сцена.

Как тебе идея использования фрагментов белокаменной стены как сценической декорации в центре города?

— Это придает благоустройству эдакую многослойность, когда исторические объекты среды включены в современное благоустройство, в современную функциональную программу. Это показывает, что современная архитектура может не входить в противоречие с историческими объектами. Сейчас площадь похожа на место для каких-то массовых мероприятий, поэтому вряд ли она будет заполняться повседневно.

Не превратится ли это обновленное место в ночлег для бездомных?

— Я думаю, это основной аргумент тех, кто против развития общественных пространств вообще. Потому что любая скамейка может стать местом для ночлега. Поэтому они должны стоять вдоль Садового кольца, быть неудобными, сломанными, с обильным изображением рекламы.

Такое ощущение, что площадь рассчитана на более активную деятельность, которой здесь нет. Тут тихий бульвар с узкими прилегающими улицами, однако хотелось бы увидеть функциональную событийную программу. Пространство настолько большое, что кажется, будто здесь мало людей, хотя на самом деле это не так.

Идея открытого археологического парка нова и крайне необычна для Москвы. Как ты думаешь, оправдается ли она? Повысит ли интерес к археологии и к истории Москвы такой музей под открытым небом?

— Во-первых, это привлечет внимание, во-вторых сама концепция интегрирования археологических находок в современное пространство — это уже здорово. Сразу вспоминается пример Италии, где во многих городах найденные во время раскопок объекты органично сосуществуют с современной средой.

На прилегающих к площади улицах неплохо развита пешеходная инфраструктура. Можно пройти по бульвару, который имеет достаточно большую пропускную способность. С большим потоком людей также справятся расширенные тротуары Покровки и Маросейки. Отсутствие парковок говорит том, что сюда нужно добираться на общественном транспорте или велосипеде.

Хохловская площадь 

Но есть ощущение, что этой площади недостает функционала, например, кафе. А прилегающие фасады не имеют большого потенциала в этом плане. Хорошо, что предусмотрен пандус для маломобильных групп людей, горожан с детскими колясками и велосипедистов. Вообще хочется отметить, что в Москве стало намного комфортнее. Появились пешеходные маршруты и связность уличной сети стала значительно удобнее. Например, в Милане отлично развита безбарьерная среда. Ведь это привлекает новые группы населения к общественным пространствам.

Также уменьшение подземных переходов в пользу наземных способствует развитию безбарьерной среды.

— В том числе и для велосипедистов! Ведь наличие большого количества мест, которые нельзя перейти наземным способом, — это достаточно серьезное препятствие. К сожалению, у нас с этим пока довольно грустно. Центр более менее объединен с транспортной точки зрения, но дальше Садового кольца и ТТК связанности уже не хватает. Логика велодорожек не позволяет рассматривать ее как систему, потому что они недостаточно удобно расположены и устроены. Так, они проложены по Бульварному кольцу, где имеются значительные перепады рельефа местности, которые преодолеть не всем под силу. Еще минус в том, что нет велосипедного маршрута — например, рассчитанного на безостановочную прогулку по центру города. Но с чего-то надо начинать. На мой взгляд, город развивается в правильном направлении, но есть к чему стремиться.

Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: