«Народный архитектор»

«Народный архитектор» — это не звание, присуждаемое героям от архитектуры за заслуги перед обществом, это архитектурное бюро, группа единомышленников в составе восьми человек, с большой любовью и завидным энтузиазмом разрабатывающая проекты для города. Бюро начинало свою работу в довольно скромном составе — Дмитрий Селивохин, Антон Ладыгин и Алексей Курков после работы в ведущих архитектурных компаниях Москвы решили объединить свои силы и накопленный опыт. За шесть лет существования бюро ребятам удалось разработать множество проектов — начиная с систем навигации, заканчивая временными павильонами и проектами по благоустройству площадей. TATLIN не первый год следит за работой команды и в этом году решил разместить портфолио команды на страницах очередного выпуска TATLIN MONO молодые.

Некоторое время назад тема общественных пространств, улиц и парков, стала новым актуальным направлением, где смогли заявить о себе новые команды. В том числе наше бюро.

Мы часто задаемся вопросом, как можно заниматься той или иной работой всю жизнь? Где-то не хватает творческой составляющей, где-то разнообразия задач, где-то нет путей для развития. Все это, конечно, не про архитектуру. Архитектура как профессия обладает уникальным балансом качеств, которые делают ее достойной дела жизни. Специфика профессии позволяет широко смотреть на вещи и при желании найти себя в многочисленных смежных областях. Главное, не терять драйв!

Наверное, великие архитекторы прошлого не потерялись бы и сегодня. Их навыки были бы востребованы и в эру интернета. Соответственно, в будущем главным по-прежнему будет понимание сути архитектуры, которую можно будет делать с опорой на актуальные технологии.

Четыре проблемы современной российской архитектуры:

1. Качество строительства — борьба за реализацию идей на должном уровне идет с переменным успехом. Выпуск качественной проектной документации еще ничего не гарантирует — неравная борьба продолжается на этапе авторского надзора.

2. Заказчик. В России очень непростой заказчик. Надо уметь работать в любых условиях, но иногда даже этого недостаточно.

3. Конкурсные процедуры. Часто победитель известен до проведения формальной процедуры, а выигравший проект не реализуется. В результате, конкурсы — прекрасная конкурентная площадка — сильно дискредитированы.

4. Низкий вес архитектора в принятии решений — исторически архитектор в России рассматривается как исполнитель отраслевых задач. То есть, повестку формирует кто угодно — чиновники, строители, эффективные менеджеры. Голос архитекторов пока слышен слабо.

Говоря о проблемах, стоит отдать должное нашим ведущим вузам — в частности МАрхИ. Общее образование по гуманитарным дисциплинам, блок истории искусств, архитектуры, наличие практикующих архитекторов (один из сооснователей бюро преподает в МАрхИ) и в целом преподавательский состав позволяет создать хорошую базу для дальнейшего развития. Как правило, студенты начинают практику в архитектурных бюро задолго до окончания вуза — и это правильный ход. Участие в конкурсах тоже может быть полезным. Как результат — последние годы появилась сразу плеяда молодых команд, в недавнем прошлом выпускников архитектурных вузов. А уровень портфолио, присылаемых к нам из МАрхИ и некоторых других вузов, вполне достойный.

Жанр архитектурной визуализации — сам по себе большая спекуляция. Атмосферность картинки становится важнее ее смысла. Символы и трактовки могут не иметь отношения к истинным ценностям проекта. Атмосферность бывает важнее внутреннего смысла. Но почему бы и нет — главное, чтобы спекуляция пробивала дорогу хорошей архитектуре. 

Если мы говорим об устойчивом развитии, без заказов не обойтись. Если у вас нет заказов, вас не существует. Заказы = востребованность. Мы любим заказы! Конкурсы служат другой цели — это одна из возможностей заявить о себе. Не стоит пренебрегать этим.

Нам нравится разнообразие задач — мы любим проектировать и виллы, и дома-минимум. Но если нужно выбирать, тогда скорее второе. Архитектура в будущем все больше будет ориентирована на массового заказчика, и это не только социальное жилье. Современные здания музеев современного искусства — это же дворцы для всех! Прогресс не остановить — со временем все больше зданий в мире будет спроектировано архитекторами, требования к качеству пространств и архитектуры будут повышаться с развитием общества.

Мы привносим в двухмерную логику графического дизайна пространственное измерение. Дизайн и архитектура взаимодействуют с человеком на немного разных уровнях, разных масштабах, но формируют общее впечатление об объекте.


Скульптурный двор (Москва, МУАР имени А. В. Щусева, 2015) 

Постоянная экспозиция скульптуры под открытым небом и одновременно полноценное общественное пространство в уютном дворике Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева. Для расстановки экспонатов была предложена диагональная ось, связавшая выставочные корпуса музея и обратившая композицию скульптуры ко входу во двор. Продуман сценарий развития пространства, которое со временем будет дополняться новыми экспонатами.

Терлецкая дубрава (проект комплексного благоустройства парка / Москва, 2017)

В этом живописном месте уникальный ландшафт соседствует с многовековой историей. Терлецкая дубрава известна уже более четырехсот лет. В аллеях и тропинках до сих пор угадываются абрисы дворянского сада. Благоустройство пляжной зоны представляет собой настил из декинга с встроенными легкими модулями раздевалок, качелей и навесов от солнца. Спуск к воде разделяет пляжную зону на два типа земляных покрытий — песочное и травяное. На центральной площади расположена парковая эстрада. На территории находится пункт проката — небольшой павильон, изящно завернутый в цельную ракушку кровли, переходящей на задний фасад. Запроектированы две уникальные набережные, консольно нависающие над водой.

Материал из номера:
Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: