Винтаж и современность

В российских реалиях дизайн (и в особенности слово, его определяющее) — относительно новое явление. По этой причине теоретические и практические вопросы дизайна до сих пор могут вызывать бурные споры. Герой интервью Антон Дьяконов — мультиинструменталист, пробовавший себя в самых разных занятиях: от разработки упаковки парфюмерии до дизайна кожаных вещей; его нынешний интерес тесно связан с винтажем. Мы попросили Антона поделиться своим взглядом на предмет споров, а также рассказать, как предметный дизайн связан с его деятельностью.

Последние 10 лет я нахожусь в активном поиске самого себя. Пока искал то, чем хочу заниматься, понял, что чего-то одного недостаточно: хочется одновременно свободы, независимости, самореализации, хорошего заработка, вместе с тем — чтобы творчество не превращалось в рутину. По этой причине я пробовал себя в разных направлениях, однако меня всегда волновал предметный дизайн. Когда я учился графическому дизайну, то интересовался такими техническими вещами, как материалы, фактура, сочетание цветов. Кроме того, мне всегда хотелось фотографировать что-то красивое в моём духе, стиле, то, что может передать личное отношение к реальности. И я понял, что это видение заключено в дизайне предмета.

В 20 лет я с подругой в первый раз поехал на блошиный рынок. Пока мы там ходили, я разглядывал предметы, мне хотелось их купить — и я покупал, потому что понимал, что это красивые, необычные вещи, которые нельзя найти, например, в магазинах. Так сложился мой сегодняшний интерес к винтажу XX века, особенно европейскому. 

В нашей стране европейский дизайн прошлого столетия — редкое явление, его только начинают обнаруживать. У этих изделий потрясающие материалы, качество, энергетика. Неудивительно, что сегодня они становятся популярными и актуальными. Мне кажется, сейчас вещей с таким качеством и дизайном гораздо меньше, а стоят они дороже. Винтаж тем и хорош, что при своём качестве в плане цен он довольно демократичен.

Советская подставка для виниловых пластинок. Фото: Антон Дьяконов

В плане направлений мне ближе mid-century design с его гнутыми хромированными деталями, сочетаниями с кожей. При этом мне нравится находить вещи неизвестных дизайнеров, о которых я стараюсь отыскать информацию в интернете, книгах и старых журналах.

На мой взгляд, дизайн XXI века существует в плотной связке с прошлым столетием в плане преемственности, потому что многие производства, действующие сегодня, появились в XX веке. Кроме того, многие современные дизайнеры вдохновляются предметами того времени или тем, что вдохновляло мастеров прошлого. Да и сам локальный подход к работе, завязанный на имени, семье, небольшой фабрике, до сих пор популярен в странах Европы и начинает зарождаться у нас.

Конечно, вместе с этим существует и массовый подход, когда одна большая корпорация сверху разрабатывает дизайн, который применяют в больших количествах. Однако массовые базовые вещи не могут удовлетворить потребность в аутентичности, поэтому здесь, мне кажется, срабатывает тема с винтажем. Понимание того, что обставлять свой дом безликими массовыми предметами скучно, способствует поиску вещей, которых больше нет ни у кого.

Здесь важно не спутать винтаж с антиквариатом. Так, мне куда ближе вещи, которые активно используются в интерьере, а не антиквариат, который просто красиво стоит, не выполняя никаких функций.

На этом фоне постепенно набирает обороты и советский дизайн. Вместе с тем здесь срабатывает то, что мы начинаем искать себя. Заполняя пространство какими-либо вещами, мы начинаем задаваться вопросами: «Почему нет предметного дизайна местного производства? Было ли что-то у нас раньше? Хорошее ли у этих изделий было качество? Их спроектировали наши дизайнеры или мы всё копировали?» Желание ощущать историю привело к одновременным ностальгии и новому статусу советских предметов. Я обнаружил, что многие вещи советской эпохи объединены своим стилем, который не несёт какой-либо нагрузки. Получается, у них есть своя аутентичность, такой «социалистический» дизайн. Мне очень нравится находить что-то, что действительно производилось только в Советском Союзе. Хотя такое случается очень редко, поскольку найденное советское изделие, самобытное с первого взгляда, оказывается копией европейского, американского или канадского предмета.

Турка, купленная Антоном на блошином рынке в Измайлово

Сегодня наш дизайн, интерьеры тех же кафе, зачастую можно назвать вторичным повторением западного. Конечно, не хочется ударяться в крайнюю русскость, но всё-таки надо найти ту тему, занять ту нишу, с помощью которых можно рассказать о культурных местных историях. Ведь если человек приезжает из другой страны, чтобы найти то, что отражает культурный код, ему неинтересны однотипные повторы того, что есть у него на родине. На мой взгляд, как раз по этой причине сейчас такой спрос на конструктивизм — по-своему уникальный и ценный. На самом деле в России есть то, что ярко демонстрирует нашу самобытность, как советских, так и дореволюционных времён. Люди готовы приезжать из других стран, чтобы посмотреть
на эти объекты.

Мне кажется, дизайн в России всегда отличался от мирового. До революции массовый дизайн только зарождался, дизайнеров как таковых ещё не было, были промышленники. Затем уже появилось другое экономическое устройство, которое предусматривало принадлежность идей обществу. Используя советские формулировки, художник-конструктор — пролетарий, работающий на благо государства. По этой причине сейчас довольно сложно найти имена мастеров из стран Восточного блока — они попросту скрывались.

Можно сказать, что сегодня в России предметный дизайн только зарождается. Люди начинают понимать, что они могут сами что-то создавать. Думаю, сейчас российский предметный дизайн может существовать наравне с производством: разрабатывая интересные аутентичные образцы, имеется возможность зарабатывать и на смежных вещах. Сейчас появляется большой спрос на дизайнерские вещи для интерьеров кафе, ресторанов, отелей, магазинов, потому что такие места не оформить классно товарами, например, из IKEA. Здесь важно совмещать творчество и производство, работу с клиентами и управление.

Слово «дизайн» так много может в себе содержать. Есть эксклюзивный дизайн, который способен принимать разные формы. Например, человек может вообще не изучать дизайн, но делать нечто самобытное, имеющее спрос. Есть массовый дизайн, который без исследований, конечно, сложно представить. Кроме того, иногда массовый дизайн из-за своей незатейливости выигрывает в сравнении с нарочито помпезным элитарным дизайном. Мне кажется, ключ к успеху заложен в балансе между исследованиями предметного дизайна и исследованиями рынка.

Винтаж — это один из способов получения эксклюзивного дизайна. Что мы подразумеваем под словом «эксклюзивный»? Маленький тираж предмета или предмет, который больше ни у кого
не встретить. На самом деле есть много разных лазеек, чтобы получить что-то исключительное
за приемлемую цену. Например, есть объект, по которому нет никакой информации, однако его сложно встретить — уникально, эксклюзивно. Или такой вариант: маленькая творческая мастерская выпускает что-то для выставки и продаёт за небольшие деньги, хотя, если бы профессионалы это оценили, стоимость могла бы оказаться намного больше. Занижение цены на дизайнерскую вещь часто можно встретить, особенно в России: дизайнер не верит, что может продать предмет дорого, поэтому устанавливает ошибочно низкую цену. Как раз за счёт таких ошибок можно приобрести эксклюзивный дизайн.

Моё увлечение винтажем нельзя назвать реставрацией в прямом смысле. Всё-таки реставраторы приводят вещь в изначальный вид, а я могу вторгаться в задумку автора. Например, я нашёл классные итальянские стулья. Перетягивая их кожей, я немного упростил их внешний вид. Делал это сам, потому что опыт работы с кожей позволяет не обращаться к кому-то за помощью. Также и с освещением: замену кабеля и проводки я провожу самостоятельно. В этом плане хочется быть независимым, хотя, если возникает потребность, я обращаюсь к профессионалам.

Стулья Belotti с подлокотниками

Я часто делюсь со своей аудиторией выдержками из книг по дизайну, изданных ещё в прошлом столетии. Честно говоря, сам не очень люблю изучать книги, однако в этих изданиях я нахожу огромные переработанные пласты информации, заключённые в короткие высказывания, которые и публикую. Интересно, что обнаруживаются моменты, которые зачастую являются неочевидной базой. Оказывается, уже столько всего открыто и сказано. И даже выдержки из советских книг поражают своей актуальностью. Например, сегодня мы можем наблюдать возвращение тренда на модернизм и минимализм, поэтому то, что касалось дизайна 1960-х годов, спустя столько лет снова актуально.

Сейчас хочется больше заниматься интерьерными скульптурами, которые связаны с дизайном
XX века. Однако я понял, что, если попытаюсь сделать мебель из тех же сочетаний материалов, которые использовались в прошлом столетии, получится ремейк, даже копия. В связи с этим у меня родилась идея использовать не дизайнерские подходы, а материалы — сочетать их так, чтобы получился XX век, переработанный видением современного человека.

Работа Антона. Состав: кожаный холст (recycled), латунь, алюминий, белый агат, оргстекло, электрокорунд, пластик

  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: