«Ты должен смотреть наперед — в этом основная головная боль»

Многие думают, что дома строят архитекторы — это совсем не так. В строительство вовлечено множество людей, о роли которых почти ничего не известно. Наш новый герой — Михаил Еремеев, 25-летний прораб из Екатеринбурга, который принял участие в стройках нескольких жилых комплексов на генподряде и в службе техзаказчика, построил четыре детских сада, контролируя процесс реализации от благоустройства до внутренней отделки, а также выполнял многие другие работы на разных участках строительства. Михаил рассказал TATLIN о том, с чего начинается день прораба и за что строители недолюбливают архитекторов.

«Все зависит от того, с какими архитекторами ты общаешься. На моем строительном рынке жилых многоэтажек, как правило, проекты в основном делают достаточно грамотные люди, но на стройке они не бывали и не имеют представления о каких-то вещах, поэтому часть их решений технически выполнить просто невозможно. Когда по бумагам все сходится, в реальной жизни воплотить, к сожалению, не получается. Многое зависит от фирмы, которой проект заказали. Дом — это не просто коробка, это сложная система, в которой продумывается все, начиная от водоснабжения, теплоснабжения, заканчивая цветом фасада. Когда процесс работы идет, важно, насколько грамотно сложен проект. В проекте стыкуется множество систем: пожаротушения, водоснабжения, телеметрии. Были на моей практике случаи, где на месте электрического водонагревателя отсутствует питающий кабель. Поэтому у меня отношение к архитекторам достаточно скептическое. Складывается впечатление, будто ребята просто ленятся и не дорабатывают. Но я ставлю себя на их место и понимаю, что это грамотные люди, которые, должно быть, знают больше меня о каких-то нюансах. Не знаю, может, для них это тяжелая монотонная работа. Но для меня дико, когда проект электрики и других инженерных систем не наложены. И таких моментов очень много.

Если взять мой последний проект, то в нем очень много несостыковок. Начну с того, как этот проект оформлен — его внешняя подача, это просто тихий ужас. Состоит он всего из двух томов размера А3, которые, как выразился бы мой наставник, составлены "от ***** до плоскогубцев". В нормальных организациях у каменщиков свой проект, у них отдельный шифр, у монолитщиков свой КЖ, у меня свой, АР проект, отдельный проект идет на кровлю. Там этого нет. В первом томе в основном планы, а во втором все вперемешку: фасад, полы, стяжка. Важный момент заключается в наличии материалов. Сейчас, например, у меня расхождение материалов на кровлю. Максимальная плотность керамзитового гравия, с которой мы обычно работаем, — 450 кг/м3, а в документе написано, что нужен по 800 кг/м3. Но такого керамзитового гравия просто нет.

Фасад — отдельная песня. Какие-то неверные, ненужные расчеты, из-за которых теряются время и силы. Взять толщину утепления стен: утеплитель нестандартной толщины является заказной позицией, его нужно заказывать заранее для того, чтобы на заводе сделали именно такой толщины. В итоге все приходит к тому, что каким бы гением ты не был, ты никак не сможешь проследить, сколько рабочий этого утеплителя обрежет. Есть определенный норморасход, который закладывает запасной процент (5-7 %), который, как правило, ты никогда не угадаешь, и утеплитель надо заказывать по факту. Сейчас заканчивается лето, а работа сезонная. Фасад у меня отстает, а все потому, что ребята довольно поздно отдали его под все этапы, необходимые для производства. Получается, сейчас мне нужно сломя голову бегать и считать, сколько нужно этого утеплителя, чтобы его для меня успели изготовить. Понять, к какому сроку его должны привезти, чтобы он мне понадобился, и нужно сделать так, чтобы его хватило. Потому что, если его не хватит, потом будет просто нереально придумать, как сделать так, чтобы его вовремя привезли. Придется искать по всей России какие-то остатки на складах (может, мне попадутся братья по несчастью). Всегда есть вероятность в 75 %, что чего-то не хватит. Скорее всего, не хватит какого-то смешного объема, чтобы ты все закончил в срок. И мы говорим сейчас не о сроках сдачи дома, а о сроках, когда не нужно будет применять морозостойкие материалы для завершения фасада, что приведет к существенному удорожанию проекта.

Мое первое образование — техникум. Я почти не пропускал занятия, сдавал все работы в срок, сам чертил и думал. И когда пришел на стройку, то понял, что практически ничего не знаю. То есть я знал обо всем в довольно общих чертах. Но какие нужны детали, материалы, инструменты — все это узнавал в процессе. Большой плюс в том, что я сразу начал работать в полевых условиях. И важно помнить, что все зависит только от тебя — насколько быстро ты схватываешь.  

В настоящее время я постоянно ощущаю, что мне не хватает знаний, а именно при встрече с инженером технадзора. У меня складывается впечатление, что их дрессируют, они всегда очень начитанные и козыряют этим. Обычно это касается вещей, на которые ты попросту не обратишь внимания. Да, я читаю, запоминаю, но чтобы знать нормы от корки до корки — нет, спасибо. Я знаю точно — 90 % от того, что там заложено, мне не пригодится. Прослыть эрудированным — у меня нет такой задачи. Если брать СНИП, то большая часть теплоизоляционных и отделочных материалов из них не актуальна. Из-за неэкономичности, неактуальности для нашей климатической зоны, нетехнологичности, ведь рынок не стоит на месте. И на мою работу это никак не влияет.

Как обычно проходит мой день? Приходишь на стройку, переодеваешься. Я вот фанат переодеваться, но, например, инженерно-техническому работнику (ИТР) не нужно работать руками, он просто переодевает строительные ботинки, надевает каску, накидывает сверху куртку. У меня же специальные сменные штаны, даже носки рабочие. В общем, я всегда слежу за своей одеждой, стараюсь ее не портить. Вчера заданий надавал — сегодня пошел и проверил. Банально — сделать выкрасы фасадчикам, чтобы согласовать краску. Или идешь и считаешь, где у тебя сколько людей стоит. На каком-то этаже они должны были начать, проверяешь, начали или внизу еще копошатся. Смотришь, подготовили ли фронта работ, которые тебе обещали к этому числу подготовить, если нет, то выясняешь почему. Торопишь этих людей, а если не получается, то стучишься выше. То есть, ты постоянно думаешь о том, как тебе лучше поступить в той или иной ситуации. Нужно обязательно сделать обход с точки зрения знания, где находятся твои люди, в каких местах они работают, в конце концов, ты можешь обнаружить какое-то серьезное нарушение требований безопасности: кто-то запнулся и лежит или что-то висит на краю и сейчас это унесет ветром.

Кто такой прораб — это производитель работ. Твоя основная задача делать так, чтобы твои люди работали без перерыва, не ждали никого по каким-то причинам. Ты должен смотреть наперед, все время подгадывать —в этом основная головная боль.  

В самые пиковые моменты в моем непосредственном подчинении находится в районе 60 человек. Есть момент, когда одновременно ведется несколько разных видов работ, а у меня в принципе не такая уж узкоспециализированная должность — на мне и фасадные, и кровельные, и отделочные работы, которые включают в себя вариант черновой отделки — это стяжка пола, штукатурка стен и вариант чистовой отделки — покраска, укладка плитки, монтаж подвесных потолков, дверных конструкций и межкомнатных дверей. Как правило, когда ты только получаешь объект, тебе передают этажи под штукатурку, приходят люди, штукатурят. Потом, как только они отрываются, наступает время для того, чтобы сделали стяжку. Далее приходят фасадчики, если настает их время — они тоже ждут, пока коробка дома будет полностью готова и будут завершены все работы на кровле. Поначалу у тебя шесть-семь фасадчиков, потом по мере передачи фронтов их становится в районе 25-ти. Им привозят фасадные подъемники, они начинают утеплять дом с так называемых люлек.

Также у прораба есть разнорабочие, которые необходимы для стройки. Как я люблю шутить: «На Толяне держится вся стройка». Без шуток, на нем держится практически все — от подачи материала до его разгрузки. Но самое важное — это сроки. Если у тебя есть время, ты можешь обойтись более медленными темпами и меньшим количеством людей. Если у тебя времени нет, то необходимо наращивать скорость. Кто-то наверху может заканчивать штукатурку, а внизу рабочие уже занимаются чистовой отделкой. Ты еще делаешь черновую стяжку, а внизу уже работают плиточники. Ты уже заканчиваешь фасад, но кровельщики еще дорабатывают какие-то детали. А прораб — это одна из самых расстрельных должностей. Одно, чтобы работа не стояла, другое — безопасность. Любой летальный исход — это крайне неприятно, вплоть до тюремного заключения. Забот всегда достаточно. Ты можешь все успевать по работе, а журналы никогда не в порядке и любую свободную минуту будешь эти журналы наверстывать, а может быть по работе полный затык, зато журналы все заполнены.

На самом деле, я фанат урбанизации. И чем более технологично и современно здание выглядит, тем, как мне кажется, естественнее и лучше. Может, мне не хватает какого-то восприятия, понимания, как можно сочетать разные архитектурные стили, оставить историческую начинку в городе и при этом делать современную застройку. Как правило, об этом не многие задумываются, когда строят. И это видно по тем цветовым гаммам современных фасадов, новым проектировочным решениям. Я вижу, что все возвращается к серым панелькам. Сейчас строят именно такие однотипные дома, и они тоже когда-то будут серыми. Краска выцветет, а внешне дом не будет ничем отличаться от соседних. Может, у него будет другая форма, но в целом это все про квадраты, прямоугольники и разноуровневую стройку. Конвейер работает, деньги делаются, деньги получаются, деньги пилятся, люди заселяются, но чаще всего пространство используется нерационально. Возьмем тот же Академический. Конечно, внешне он такой разноцветный, но ведь в целом — это просто огромный муравейник с одинаковыми домами. Когда дома утратят свой начальный цвет, это будет тот же самый Юго-западный район. Одинаковые улицы, одинаковые дома, ничего нового. Просто освоили территорию, чтобы поселить людей. Могу допустить, что подобная ситуация обстоит не только у нас, но разнообразия хочется всегда.

Но бывают и интересные моменты. В предпоследнем объекте, на котором я работал, был любопытный пол, сделанный по немецкой технологии в шесть этапов — работа заняла семь суток. Могу сказать точно, такого пола не найти ни в одном жилом доме на всем Урале. С одной стороны, для меня это повод для гордости, с другой стороны, никогда не ясно, поймет ли это кто-то, кроме тебя. Для тех же жильцов пол он и в Африке пол — что плитка, что пол по немецкой технологии.

Профессиональный навык — его не убить. Заходишь в гости в друзьям, и все равно какую-нибудь ерунду примечаешь. Здесь угол не 90 градусов, здесь ламинат плохо положен, а там потолок не докрашен, обои расходятся. Где бы не был, думаешь, кому руки оторвать? Это никогда не проходит. Вот пришел я к хорошему человеку в гости, а у него вся стена в гостиной в буграх, и думаю, кто здесь штукатурил? А потом — а вдруг он сам? И сразу становится неудобно перед человеком — с этой игрой разума нужно обязательно бороться, порой она очень навязчива».

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: