Люби архитектуру как самого себя

Прежде чем приступить к собственной практике, Миле Титовой было интересно «попробовать» архитектуру с разных сторон. Её исследование процессов проектирования началось с градостроительства в государственном институте Моспроект-2 им. Посохина, продолжилось перенятием иностранного опыта — проектированием офисных интерьеров (BDG Workfutures) и крупных многофункциональных зданий, ТПУ и гостиниц (Chapman Taylor) совместно с английскими архитекторами. В 2015 году Мила основала бюро MT ARCHITECTS и разработала методику тактичного приспособления фабрик и мануфактур, за что получила степень кандидата архитектуры в МАРХИ. Редакции TATLIN было интересно узнать, что думает Мила об архитектуре настоящего и будущего, поэтому мы попросили ее изложить своим мысли в форме небольшого эссе-манифеста.  

Архитектура, пожалуй, самое дорогостоящее, медленное и неповоротливое из всех искусств. И она же самое необходимое: архитектура определяет нашу повседневную жизнь, влияет на взаимоотношения с людьми и воспитывает вкус. Коммерциализация привела к оценке архитектуры по количеству квадратных метров и удаленности от центра. Человек, как единица измерения, перестал существовать при проектировании массового жилья. Районы, в которых людям больше нечего делать, как спать, получили название «спальники», и уже давно нормально — не знать, кто твой сосед за стеной. Для того чтобы понять, как полюбить архитектуру, для начала стоит разобраться: а как же мы любим себя?


ПРИНЦИП ПЕРВЫЙ

Ценность общества: осознай себя и других

Китай, Шанхай, Long Museum West Band. Адаптация промышленного объекта под музей, 2016

Бетон и любовь: эволюция социума. Общество организовано подобно человеческому мозгу: огромное количество нейронов и ещё бóльшее количество связей между ними. Собственно, связи и определяют эффективность работы мозга. Сегодня нейросеть человеческих отношений усложнилась до предела.

Даже такое базовое понятие как «брак» претерпело серьезные изменения. Социология выделяет широкий диапазон партнерств от традиционного церковного союза до бостонского брака и полиаморных конструкций. Произошло смещение ожиданий от отношений между мужчиной и женщиной, мужчиной и мужчиной, женщиной и женщиной. Исследования отмечают, что счастье пар уже не строится на том, что партнеры могут дать друг другу, а основано на том, как каждый из них чувствует себя рядом с возлюбленным/ой. Еще недавно, в 1980-е для развода было необходимо серьезное основание вроде физического насилия или алкоголизма. Сегодня частой причиной для расставания становится ощущение личной стагнации одного из партнеров.

Людям настоящего с их способностью быстро меняться становится скучно в монофункциональном пространстве. Признание факта, что функция — не статична, а переменна, как и сам человек, ставит вызов перед архитекторами и открывает новые отправные точки в процессе проектирования.

Архитектура не может существовать без человека. Архитектура — для человека. Именно поэтому любому проекту должно предшествовать междисциплинарное исследование. Его цель — не только выстроить взаимодействие объекта с городским контекстом, но и спрогнозировать возможные сценарии использования на десятилетия вперёд.

Под архитектурным сценарием подразумевается программирование восприятия архитектурного образа здания, сооружения или пространства вне зависимости от функционального назначения. Сценарий складывается из нескольких функциональных блоков, которые по мере утраты актуальности постепенно могут быть заменены без разрушения архитектурной концепции. Программирование образа жизни, создание смыслового наполнения, фокусировка на впечатлении от архитектуры — не менее важная задача, чем непосредственно проектирование формы и функции. Современной архитектуре следует быть гибкой и внимательной к изменениям в обществе.


ПРИНЦИП ВТОРОЙ

Ценность выбора: ты — это то, что ты выбираешь

Авторский проект ревитализации кондитерской фабрики «Большевик», Москва

Me, myself and I. Настала эпоха индивидуализма, ориентированная на взаимоотношения человека прежде всего с самим собой. Тенденции говорят о повсеместном отказе от «надо» в пользу осознания уникальности каждой личности и её персонального «хочу».

Современный мир уже не гарантирует благосостояния и предсказуемого карьерного роста при соблюдении определенной последовательности действий. В связи с этим возрастает осознанность личного выбора и одновременно рост инфантильности, как следствия страха сделать выбор. Тридцать — это новые двадцать. При выборе будущего приоритет отдается качеству настоящего. Если ранее люди ориентировались на статус в обществе, то сегодня — стиль жизни, соответствующий индивидуальности: работу в офисе или дистанционно; одиночество или семью; переезд в другой город или даже страну.

Архитектура тоже меняется под новые требования. Если раньше офисы компаний были закрытой зоной, но сегодня это — неотъемлемая часть корпоративной культуры. Вспомните нашумевшие штаб-квартиры Google, Facebоok или Яндекс, откуда сотрудникам не хочется уходить домой. Более того, появился новый тип офиса — коворкинг, общественное пространство, в котором посетители арендуют рабочее место. С развитием технологий изменились библиотеки, ставшие площадками для лекций, концертов, выставок и так далее. Или возьмем рестораны. Выбор многих людей не готовить дома приводит к принципиально иному развитию городов с расширением зон под инфраструктуру кафе и ресторанов.

Подобный анализ можно провести по каждой сфере деятельности человека, от образования до развлечений. Плюрализм задач диктует расширение понятия профессионализма. Архитектор нового тысячелетия похож на супермена — он и творец, и менеджер, и социолог, и программист и отчасти философ. Архитектура как процесс становится многообразнее и сложнее ради одного — выбора человека.


ПРИНЦИП ТРЕТИЙ

Ценность сути: быть настоящим

«Дом с атлантами», Москва, ул. Солянка, 7, 2016


«Siri, скажи мне, кто я?». Мы живем в эпоху массового производства всего — от дешевой одежды до идеалов красоты. Растиражированность великих и не очень произведений искусства приводит к его девальвации. Из-за Instagram и фильтров фотография обесценилась как вид искусства. Создается всеобщее ощущение замыленности, в котором даже театр лишился сцены и сделал зрителя соучастником, а иногда и режиссером спектакля.

Эволюция технологий выводит проблему на новый уровень: сегодня роботы делают роботов, а уже завтра вы сможете заказать себе клона. Многие профессии, в том числе и те, что связаны с проектированием, скоро исчезнут — это факт. Неповторимость и незаменимость человека ставится под сомнение, и попытки самоидентификации загоняют добрую половину планеты в исступление и депрессию.

К XXI веку люди научились имитировать практически все — мир уже невозможно представить без подделок и копий. В связи с этим возникает вопрос: «А насколько ценна копия? И что делает оригинал оригиналом?». Как, например, определить ценность воссозданного Храма Христа Спасителя на месте взорванного? Есть ли разница между проектами Захи Хадид и проектами, выполненными в бюро после её смерти?

В этой ситуации аутентичность, подлинность становится ключевой ценностной характеристикой. Быть тем, кто ты есть, не пытаясь мимикрировать, подражать и казаться. По отношению к архитектуре это выражается в нашей эмоциональной привязанности к месту или сооружению. При переживании, связанном с конкретным объектом и его историей, срабатывают такие тонкие понятия, как «социальная память», «дух места» и genius loci. Оценка по этим параметрам формирует совершенно иной ценностный базис.

Подобная смена фокуса при сохранении исторических объектов позволяет избежать формально-прикладного подхода, иронично именуемого в профессиональной среде «евроремонтом». Очевидна потребность в наполненном смыслами архитектурном контексте. При этом искусственные, навязанные смыслы вызывают отторжение, как брак без любви. Только раскрыв уникальность места, возможно повысить качество среды.


ПРИНЦИП ЧЕТВЕРТЫЙ

Ценность момента: пространство замедляет время

Getty Center, Лос-Анджелес, США, 2018

Сказка о потерянном времени. Время — абстрактная категория. Его невозможно потрогать или увидеть, но оно протоколирует всю нашу жизнь: от старта до финиша. В попытках контролировать ускользающие часы человечество придумало невероятное количество ухищрений в виде книг и приложений по тайм-менеджменту. Однако никогда прежде люди не испытывали такую катастрофическую нехватку времени.

Успешность стала сверхцелью, в погоне за которой люди теряют способность ощущать себя в моменте и рискуют эмоциональным выгоранием. На чувстве пустоты, возникающем из-за потерянных дней, лет и целых глав жизни, играют маркетинговые кампании со слоганами вроде «жизнь — это то, что здесь и сейчас». В попытках замедлить время многие обращаются к йоге, медитации или дауншифтингу.

Стоит признать, что люди проводят в помещениях 90% жизни. Качество архитектуры определяет то, как мы себя в ней чувствуем. Заглянуть вглубь себя через самоощущение возможно лишь в том пространстве, где время замедляется.

В оценку успешности архитектурного проекта следует включить способность замедлять время. Торгово-развлекательные центры пустеют не только из-за экономического кризиса и развития интернет-магазинов. В перенасыщенном информацией, действиями, впечатлениями мире обретают ценность моменты созерцания. Люди стали больше обращаться истории, в частности, к архитектуре постмодернизма и авангарда. В характерной для них простоте и изобретательности форм заложены принципы организации пространства, которые со временем открываются в новом качестве и наполняются новыми смыслами. Актуальным становится не замысловатость дизайна, а ощущение человека внутри него. Less is more.


ПРИНЦИП ПЯТЫЙ

Ценность будущего: человек человеку человек

Дом-коммуна, Москва, 2016 

Архитектура смыслов. Современную архитектуру упрекают в том, что она занимается тиражированием самой себя. Все решения уже придуманы, остаётся лишь набор давно известных комбинаций и приемов. Диагноз поставлен: необходима революция подобно той, что произошла почти 100 лет назад.

А дальше начинаются отчаянные споры — какой будет эта революция? Перед глазами моментально всплывают кадры из фантастических фильмов, где жильем служат стерильные белые пространства — идеальное поле для проекций. Умный дом угадывает эмоциональное состояние хозяина, например, по запаху тела, и в гостиной начинает звучать меланхоличная труба Чета Бейкера, а за окном барабанить дождь. Или другая распространенная картинка: «люди-стадо» в комфортабельных ячейках-стойлах, где жизнь проходит в очках виртуальной реальности. Бессмысленный механизированный мир пустоты.

Считается, что будущее архитектуры — за компьютерной оптимизацией процесса проектирования, но это лишь закономерный ход технологической эволюции. Имею смелость предположить, что настоящей революцией станет возвращение человека в архитектуру как главной ее ценности. Вовлечение общества в процесс проектирования реальности на основе истинных смыслов — вот революция для нового мира.

Юнг писал: «Бессмысленность подавляет полноту жизни, следовательно, она равнозначна болезни. Смысл дает возможность много чего претерпеть — возможно, даже всё». Звучит, как минимум, романтично, что же, посмотрим! 

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: