Тарелка как зеркало жизни

Для многих культурных институций ушедший 2017 год стал мощным поводом для рефлексии — лекции, фестивали, биеннале современного искусства, выставки, отдельные произведения стали своеобразным откликом на события столетней давности. Однако с наступлением 2018-го конвейер по производству новых смыслов на темы прошлого продолжил работать в полную силу. К примеру, в настоящее время готовится выставка «100Х100», в рамках которой будет представлена специально подготовленная коллекция фарфоровых тарелок с художественными высказываниями и мыслями выдающихся деятелей культуры современности. Почему именно тарелка стала экспериментальным полем для рефлексии, какова реальная цель этого проекта и в чем его уникальность — обо всем этом TATLIN спросил у Анны Медлевой, российского архитектора, дизайнера и куратора «100Х100».

— Анна, в описании проекта выставки сказано, что главная ее идея заключается в том, чтобы, исключая факты, политику и анализ, заручившись лишь рефлексией на тему революции 1917 года, художественными средствами выразить свое отношение к событиям столетней давности. Это намеренная позиция, благодаря которой создается более аккуратный контекст повествования? И насколько вообще, по-вашему, реально говорить о политике при помощи искусства, полностью политический дискурс избегая? Насколько это правильно?

— Не мне судить, правильно или неправильно говорить о политике при помощи искусства. И этот проект, отнюдь, не разговор о политике. Искусство, культура — это зеркало нашей жизни. Я бы очень хотела, чтобы из этого проекта получилась летопись отношения к событиям не с политической точки зрения, а именно с культурной. Культура — понятие всеобъемлющее, имеющее исторический аспект в том числе. 

Тарелка из коллекции «100Х100»

Без прошлого нет будущего, нет сегодня. Не хотелось бы поднимать тему переворота 100-летней давности с целью выяснения того, кто и зачем, суть проекта не в этом. На эту тему высказываются многие историки, и это определенно их стезя. Перед нами не стоит задачи выдать новую точку зрения или опровергнуть фактами старую. Я не стала бы также утверждать, что это некий аккуратный контекст повествования. 

Есть вполне прямолинейные работы, посмотрите список участников проекта, разве можно кого-нибудь из них попросить высказаться «поаккуратнее»? Да я и сама не понимаю, как это возможно. 

Есть свершившийся исторический факт. Момент, переломивший не только жизнь в отдельно взятой стране, но волной прокатившийся по всему земному шару. Этому факту 100 лет, и последствия этих событий мы, на мой взгляд, ощущаем до сих пор. Так вот, давайте попробуем выразить это, столкнув исторический факт и современное искусство, в любом его проявлении, лицом к лицу. Мне эта идея показалась интересной, участникам проекта, как видим, тоже. Иначе зачем бы они стали в нем участвовать?

— Почему так называемой поверхностью высказывания о революции становится именно тарелка? И если не тарелка, то какая другая форма могла бы ее заменить?

— Мы не говорим напрямую о революции, мы стараемся выразить отношение к последствиям. Мы размышляем о них, анализируем их, пытаемся понять урок. Тарелка в этом случае имеет очень много смыслов. Как ее назвал Алессандро Мендини (Alessandro Mendini), знаменитый итальянский архитектор и дизайнер, это диск- накопитель, который катится по земному шару и собирает реплики и выказывания. Это символ самого земного шара, символ чистоты. Ее абсолютная форма и белый цвет и есть та самая основа, подобная белому листу бумаги, к которому прикасается автор, — и неважно, кто он — писатель, художник, сценограф, композитор, если хотите. Сначала на сцене появляется белый лист и инструмент, потом уже образ. Все происходит мгновенно. 

Тарелка из коллекции «100Х100»

Тарелка еще работает и как универсальная форма, объединяющая высказывания художников, архитекторов, скульпторов, писателей, музыкантов. Согласитесь, у каждого из них есть своя привычная форма подачи мысли. У одного это объемно-пространственная композиция, у другого — графика, у третьего — нотный ряд, у четвертого — форма или текст, и так далее. Тарелка заставляет более конкретно формулировать мысль, она объединяет все это в единый визуальный ряд, полный разных смыслов. Приглашая к участию в проекте не только художников, надо было хорошо продумать, как все это многообразие эстетически объединить. В этом случае проект PIATTO FAX — блестящий пример.

— Однако, насколько я понимаю, коллекция тарелок PIATTO FAX, которая также будет представлена на выставке, с заявленной темой революции никак не соприкасается. Или же эта коллекция приводится в пример только как возможный вариант «альтернативной формы современного искусства»?

— Нет, не как пример. Эту коллекцию мне хотелось показать в России еще с 1998 года, когда я с ней познакомилась. Уникальность идеи состоит в том, что коллекция объединила в себе как раз очень разных представителей культуры, от дизайнеров и архитекторов, до певцов и деятелей театра. Манифестом была идея быстротечности происходящего. «Все гениальное рождается в секунды» — появление факса в тот момент стало самым ярким подтверждением быстротечности времени, жизни, всего происходящего. 

Тарелка из коллекции «100Х100»

Секунда — и информация уже в другой части земного шара. Проект объединил 150 авторов из разных стран, которые передали свои эскизы для тарелок по факсу куратору проекта Просперо Разуло (Prospero Rasulo). Это уникальная по смыслу акция вдохновила меня на создание новой коллекции, и поводом для нее стало как раз 100-летие революции. Я рассказала эту идею Просперо, и он пригласил большинство участников PIATTO FAX принять участие в проекте «100х100».

— Как вы выбирали людей для проекта?

— Сначала мы думали о том, что к 100-летию будет правильно пригласить 100 авторов — 50 участников из списка Piatto Fax и 50 самых ярких российских деятелей культуры. Но в ходе развития проекта выяснилось, что тема не оставляет равнодушной почти никого, с кем бы не пришлось говорить об этом. Поэтому мы решили, что это будет 100 российских, 100 итальянских и 100 авторов из других стран — Израиля, Канады, Германии, Франции, Великобритании. И чем дальше развивался проект, тем сложнее было остановится, приглашая участников.

Тарелка из коллекции «100Х100»

Безусловно, на сайте проекта заявлены еще не все, многие пока работают над своими тарелками, и мы не публикуем их имена, пока нет полной уверенности в том, что тарелка будет сделана. Бывает по-разному, вдохновение очень капризно. Да и тема непростая, а надо быть предельно ясным в высказывании, каковым бы оно ни было, графическим или вербальным. Безусловно, основу коллекции составляют мастера своего дела, личности яркие, уважаемые, известные, и, если угодно, влиятельные в сфере культуры. Люди, кого цитируют, к кому прислушиваются.

Но среди мастеров есть несколько русских имен молодых, ярких, самобытных художников, с которыми я знакома лично, и чьи работы нисколько меня, как куратора проекта, не разочаровали.  

Тарелка из коллекции «100Х100»

— Может ли эта выставка стать серийной? И есть ли у нее аналоги?

— Серийность? Нет. Никакого серийного производства не предусмотрено. Это авторские единичные работы, и они создаются специально для этого проекта, каждый автор получает свой экземпляр тарелки, и все. Никаких серий. Никаких серийных продаж, это некоммерческий проект. Аналог именно выставки — нет, конечно. Это будет не просто выставка тарелок, мы хотим сделать из этого перформанс — с кино, музыкой, театром, постараться объединить вокруг этого проекта сразу несколько жанров искусства. Нам это кажется правильным и современным.

Просто выставка тарелок — это скучно, какими бы интересными и оригинальными они ни были. Сегодня публика требует зрелищ. Это характеристика времени.

Мы хотим сделать максимально интересный и актуальный проект, с точки зрения современного искусства. Аналог коллекции — это PIATTO FAX, вернее, это то, с чего все началось… Как ни странно, с момента появления коллекции прошло 20 лет, и лично я не заметила, как промчалось это время. Надо сказать, что и 100 лет невероятных перемен, трансформаций, переживаний, это тоже миг в масштабах вечности и Вселенной, и в этом есть некий символизм, объединяющий эти два проекта.

— Известно ли место проведения выставки? Мыслите ли вы ее как передвижной проект? 

— Конечно, прежде всего это передвижной проект. В этом его изначальная задумка. Поскольку он уникален и обладает международным статусом, то хочется, чтобы как можно больше людей в мире его увидели. Но сначала, безусловно, это будут Москва и Санкт-Петербург. Начнем мы со столицы, и о месте проведения станет известно уже на днях. 

Тарелка из коллекции «100Х100»

При помощи Императорского фарфорового завода и партнеров проекта, коллекция тарелок будет изготовлена в марте 2018 года. После чего, с апреля месяца мы планируем начать ее показывать на площадках страны и за рубежом. Сначала речь идет о Москве и Санкт-Петербурге. Далее мы переместимся в Италию, и снова ударим пробегом по России. Пока такой план. Следите за анонсами наших событий в соцсетях.

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: