«Отец» художественного авангарда

Владимир Евграфович Татлин (1885–1953) родился в Москве третьим ребенком в семье потомственного орловского дворянина, инженера-технолога Евграфа Никифоровича Татлина и Надежды Николаевны Татлиной. Мать умерла в 1889 году, когда Владимиру было всего 4 года. Отец работал на государственных железных дорогах, поэтому семья часто переезжала с места на место. Уже в 7 лет мальчик увлекся рисованием. В 1896 году отец вторично женится, и семья Татлиных вновь переезжает, на этот раз в Харьков, где Евграф Никифорович становится директором-распорядителем шерстомойной фабрики. Три года юный Татлин учится в Харьковском реальном училище, где рисование ему преподает художник Д. Бесперчий, но уже в 1899 году, в 14-летнем возрасте, убегает из отцовского дома и добирается до Одессы, где устраивается юнгой на торгово-пассажирский пароход и совершает плавание по маршруту Одесса–Варна–Стамбул–Ризе–Батум и обратно. После путешествия перебирается в Москву и живет случайными заработками.  

Желая стать художником, в сентябре 1902 года Владимир поступает по конкурсу в 1 класс общеобразовательного отделения Московского училища живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), откуда его, к сожалению, отчисляют «за неуспеваемость и неодобрительное поведение» уже в апреле 1903 года. Ходатайство отца о восстановлении сына в училище принято не было, и Владимир вынуждено живет в отцовском доме в Харькове, а летом лечится в Железноводске от малокровия. В 1904 году, после смерти отца, Владимир поступает «матросским учеником» в Одесское училище торгового мореплавания, в рамках обучения в котором совершает свое второе в жизни плавание, но теперь уже на учебном парусном судне «Великая княжна Мария Николаевна». Спустя год покидает Одесское училище и в сентябре 1905-го поступает в Пензенское художественное училище им. Н. Селиверстова, где до 1910 года проходит полный курс обучения. Следует отметить, что созданное генерал-лейтенантом Селиверстовым училище в Пензе в начале XX века было одним из лучших в стране, в нем преподавали такие известные художники, как П. Коровин, К. Клодт и другие, а директором был академик живописи К. Савицкий. По окончании училища Владимир Татлин получает диплом художника, имеющего право преподавать рисование, черчение и чистописание. На протяжении всей учебы в каникулы он посещает Москву и Петербург, где устанавливает контакты с популярными у молодежи студиями, знакомится с лидером авангардной молодежи М. Ларионовым. В конце 1909 года дебютирует как художник на третьем салоне журнала «Золотое руно» в Москве, а лето 1910 года проводит в Тирасполе, где вместе с Ларионовым занимается живописью. 

Эскизы декораций и костюмов к спектаклю «Царь Максемьян». Бумага, карандаш, гуашь. 1911-1912 гг.

В 1911-м Владимир поселяется в Москве у своего дяди Н. Татлина, там он начинает активно вливаться в культурную жизнь — участвует во втором салоне Издебского и во второй выставке общества «Союз молодежи», посещает семью Бурлюков, знакомится с поэтами из группы «Гилея» и художниками из общества «Союз молодежи». Тяга к морю и желание заработать заставляют его в течение лета 1911 года дважды совершить рейсы из Одессы по Черному и Средиземному морям в качестве матроса. В ноябре этого года он уже оформляет постановку народной драмы «Царь Максемьян» в московском «Литературно-художественном кружке». 

В 1912 году продолжается бурная деятельность Татлина — в составе кружка «Ослиный хвост» он участвует в одноименной выставке и в третьей выставке «Союза молодежи», а также принимает участие в иллюстрировании литографированной футуристической книги «Мирсконца». В середине года устраивает собственную мастерскую на Остоженке, где вместе с ним работают братья А. и В. Веснины, А. Моргунов, В. Ходасевич и другие. В этот период Владимир интенсивно работает над обнаженной натурой и переживает тяжелый моральный кризис из-за разрыва с Ларионовым. В конце года участвует в выставках «Современная живопись», «Союз молодежи».

В мастерской на Остоженке создается творческая атмосфера «кубистического кружка», где вместе с Татлиным принимают участие А. Веснин, Л. Попова, Н. Удальцова, А. Грищенко, Р. Фальк. Иногда кружок посещает К. Малевич. Татлин ненадолго сближается с обществом «Бубновый валет» — участвует в его выставках и дискуссиях, параллельно работая над сценографическим циклом к опере «Жизнь за царя» для выставки «Мир искусства». В конце 1913 года участвует в московских выставках «Мир искусства» и «Современная живопись».

Лежащая натурщица. Холст, масло. 106.00 х 142.0. 1912 г.

В 1914 году по приглашению художника С. Чехонина Владимир Татлин в качестве «слепого» певца-бандуриста посещает кустарную выставку в Берлине и, пользуясь случаем, на несколько дней едет в Париж, где наносит визит самому П. Пикассо. Эта встреча позднее обрастет легендами, но для Татлина она стала эпохальной. По возвращении в Россию, уже в мае он устраивает выставку «синтезостатичных композиций» сначала у себя в мастерской, а позже — на благотворительной выставке «Художники Москвы — жертвам войны», называя свою работу «живописным рельефом». Работу со скандалом снимают, но затем снова водворяют на место, и это событие принято считать первым в новом времени запретом на искусство. 

В 1915 году на выставках «Трамвай В» и «1915 год» Татлин показывает «Живописный рельеф 1915 года». Обе выставки и художественная ситуация последующих месяцев представляют первый период наибольшего влияния Татлина на художников русского авангарда. Художник работает над сценографическим циклом к опере «Летучий голландец» и «контррельефами», намеревается делать монументальные росписи вместе с А. Весниным, а в конце года выставляет более 15 работ на «Последней футуристической выставке “0,10”», среди которых — висячие «Угловые контррельефы». К выставке он издает первое печатное издание о себе — буклет «В.Е. Татлин». 

Портрет художника. Холст, масло. 104.0 х 88.0. 1913 г.

Выставка «0,10» запомнилась зрителям не только шедеврами нового искусства, но и проявлениями напряженных отношений Татлина и автора «Черного квадрата» Казимира Малевича. Они вступают в соперничество друг с другом за лидерство в авангарде. В 1916 году Татлин устраивает свою футуристическую выставку «Магазин», работает над абстрактной живописью, контррельефами и эскизами к спектаклю «Летучий голландец». Февральская революция 1917 года застает его в Петрограде. Он участвует в организации «левого блока» деятелей искусства и в создании Профсоюза художников-живописцев, становится председателем его «Левой федерации», а в ноябре делегируется Профхудживом в Художественную секцию Моссовета. 

Весь следующий год Татлин активно работает в названной комиссии, воспринимается неформальным главой всех «футуристов» в пластических искусствах и в этом качестве выступает с заметкой в газете «Анархия», становится председателем Московской художественной коллегии Отдела ИЗО Наркомпроса, а в конце года — профессором живописных мастерских в московском и петроградском Свомасе. Зимой 1919 года у Татлина возникает замысел грандиозного здания-памятника Октябрьской революции, который подкрепляется заказом Наркомпроса, и уже в конце года художник представляет публике свой новый и самый грандиозный проект «Памятника III Коммунистического Интернационала». В ноябре 1920 модель «Памятника» впервые демонстрируется в Москве в составе официальной выставки к VIII Съезду Советов. Презентацию проекта посещает сам В. Ленин. 

Модель памятника III-го коммунистического интернационала. Дерево, железо. 1919 г.

В 1921 году Татлин публикует свою статью-кредо «Наша предстоящая работа», за которой следуют многочисленные публикации проекта «Памятника» в российской и международной прессе, и выходит монография Н. Пунина «Татлин». 1922 год занят у художника «карьерным ростом», он становится заведующим Отделом материальной культуры в МХК, возглавляет неформальное Объединение новых течений в Петрограде и устраивает выставку, а затем программную экспозицию этого Объединения в МХК. В 1923 году Татлин снова пробует себя в театре, но уже не только в качестве художника-декоратора, но и как режиссер, сценограф и даже исполнитель главной роли сверхповести «Зангези» своего друга В. Хлебникова, представляя публике свою работу новым синтезом искусств. В этом же году после доклада «Материальная культура» начинает работу над циклом «образцов» бытовых вещей — одежды, посуды и др. Летом и осенью 1924 года Татлин совершает поездки в Киев, Барнаул, Бийск, Омск с докладами, а в Барнауле даже организует Музей художественной культуры. Получает официальное приглашение построить модель «Памятника III Интернационала» для советского раздела на Международной выставке декоративных искусств в Париже, которая готовится им в кратчайшие сроки и открывается уже к маю 1925 года.

В 1926 году в обстановке неразрешимого конфликта с Малевичем Татлин покидает Гинхук и переезжает в Киев в качестве преподавателя по формально-технологическим дисциплинам в Киевском художественном институте, где позднее становится профессором. Там он оформляет спектакли Киевского детского театра «За звездами», «Бум и Юла», а также переоборудует театральную сцену в Николаеве. В этом же году, в атмосфере полусекретности, художник начинает работу над будущим летательным аппаратом. 1927–1929 годы посвящены работе над книжной графикой. Татлин иллюстрирует книгу для юношества «На парусном судне» и детскую «Во-первых и во-вторых» Д. Хармса. 

«Плоскость» из комплекта декораций к спектаклю «Зангези». Дерево, масло. 115 х 55. 1923 г.

Вернувшись в Москву, он устраивает мастерскую в колокольне Новодевичьего монастыря специально для работы по изготовлению летательного аппарата-орнитоптера. В январе 1931 года выходит постановление Совнаркома РСФСР «О присвоении звания Заслуженного деятеля искусств профессору В. Е. Татлину». Он становится профессором Московского института силикатов и стройматериалов. В период с 1929 по 1932 годы вместе с помощниками Татлин изготавливает три экземпляра летательного аппарата, названного в свою честь «Летатлин». В апреле 1932-го он впервые демонстрируется в московском Клубе писателей, а в мае проходит персональная выставка Татлина в Государственном музее изящных искусств, которая фактически посвящена только «Летатлину». К сожалению, начавшееся летное испытание изобретения так и не состоялось из-за поломки одного из аппаратов на земле, и проект по различным причинам уходит в небытие.

С 1934 года, опять же по разным причинам и в связи с изменившейся политической ситуацией в стране, художник много работает над сценографией. Оформляет спектакль «Комик XVII столетия», работа над которым, пожалуй, впервые за всю его творческую жизнь, получила наиболее доброжелательную общественную оценку. Примерно с середины 1930-х годов он постоянно работает в станковой живописи. По приглашению режиссера Драматического театра Свердловска Б. Рощина в конце 1936 года оформляет спектакль «Пушкин», однако, в отличие от «Комика XVII столетия», работа критикуется в прессе за «формализм». В 1939–1940-х годах оформляет спектакли «Дело» в Центральном театре Красной Армии и «Кронштадт» для Театра им. Ленсовета, в 1941 году начинает оформление спектакля «Глубокая разведка» для МХАТ, оформляет спектакли на военные темы «Синий платочек» и «Пропавший без вести», «Далекий край» для Центрального детского театра. Выпускает брошюру «Луна на сцене». Эвакуацию проводит в Горьком (Нижний Новгород).

«Летатлин», эскиз

После Великой Отечественной войны возвращается в Москву и в период с 1946 по 1949 годы оформляет различные спектакли, среди которых «12 месяцев» для Детской студии, «Капитан Костров» для Московского театра драмы, «За тех, кто в море» для Театра им. Ленинского комсомола и Московского театра киноактера, «Секретарь райкома» и «Большая судьба» для Театра имени Моссовета, «На всякого мудреца довольно простоты» для Московского реалистического театра, «Где-то в Сибири» для Центрального детского театра, «Чудесный клад» для Эстрадного детского театра, «Чаша радости» для Театра им. Моссовета, «Правда о его отце», «Посланец мира» и эскизы декораций к спектаклю «Битва при Грюнвальде» для Центрального театра Советской Армии. Но, несмотря на активную творческую работу, а возможно, из-за зависти коллег, в 1948 году Татлин попадает в число критикуемых «антинародных» деятелей театра. В ходе политической травли на официальном собрании деятелей театра художник выражает протест против критики в свой адрес, чем лишь усложняет отношения с властью и театральным сообществом. Желая поддержать Татлина, его друг архитектор Л. Руднев делает его «консультантом» в архитектурной мастерской, ведущей проектирование высотного здания Московского университета. В начале 1950-х годов Татлин пишет свое «Жизнеописание», живет на случайные заработки и занимается живописью. В январе 1953-го участвует в научно-технической конференции в аэроклубе при Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского и руководит бригадой художников, делающих наглядные пособия для университетского музея.

Татлин умирает 31 мая 1953 года в Москве в возрасте 67 лет. Урна с его прахом замурована в стене Новодевичьего кладбища в Москве. Владимир Евграфович принадлежит к числу признанных «отцов» художественного авангарда. Основами его искусства были, как он сам провозгласил, «материал, объем и конструкция». 

Татлин был художником совершенно уникального диапазона. Он отвергал иерархическое деление искусства на низшие и высшие виды, считая самые разные сферы жизни и жизнедеятельности открытыми для приложения творческого труда художника.

Татлин предложил новые пути синтеза методов и средств живописи, скульптуры и архитектуры, сначала монтируя объемные формы на плоскости традиционной прямоугольной «картины», затем — вынеся их в реальное пространство, в итоге создав комплексные произведения новой проектной архитектуры. Судьба его наследия сложилась парадоксально: его работы совсем мало присутствуют в современной жизни, многие из них потеряны, другие уничтожены, но, несмотря на это, за Владимиром Татлиным бесспорно сохраняется место одного из лидеров авангарда, оказавших колоссальное влияние на современное искусство и архитектуру.

Материал из книги:
Купить
Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: