Свободный прыжок в западную геометрию

Московский проект штаб-квартиры фармацевтической компании в 2018 году был номинирован на престижную архитектурную премию Миса ван дер Роэ. В своем небольшом интервью Антон Хмельницкий, сооснователь бюро Architects of Invention, прокомментировал перемены в облике столицы, рассказал о самой премии и почему именно на этот проект бюро обратили внимание.

— Проект вашего бюро в этом году номинирован на премию Миса ван дер Роэ. Почему, по-вашему, Россия впервые за все существование премии прошла отбор именно в этом году? Приходилось ли вам участвовать в конкурсе ранее? Если да, то меняются ли требования к проектам из года в год?

— В этой премии нельзя участвовать в обычном понимании — процесс построен таким образом, что номинантов выдвигают независимые эксперты и европейские союзы архитекторов. Думаю, что наше выдвижение связано с тем, что объект стал известен благодаря широкому освещению в европейских специализированных СМИ и в целом, несмотря на экзотическое для этой конкретной премии месторасположение, отвечает основным критериям — если посмотреть на номинантов и победителей прошлых лет, то в основном это «качественная» городская архитектура. Что касается того, почему объект из России номинирован именно в этом году, думаю, что это должно было рано или поздно случиться — уровень архитектуры за последние 5–7 лет стал значительно выше.

— Офисное здание фармацевтической компании расположено в историческом центре Москвы. Объект аккуратно вписан в окружающую застройку — вокруг располагаются жилые дома, детский сад и музыкальная школа. Расскажите об этом проекте подробнее: с какими трудностями пришлось столкнуться, чем был продиктован архитектурный образ?

— Мы понимали, что здание расположено в сложившемся градостроительном контексте, поэтому хотели реабилитировать площадку таким образом, чтобы на выходе получилась качественная, городская, европейская архитектура, что, видимо, и нашло понимание у экспертов. Для отделки фасадов, кстати, мы использовали любопытный композитный материал — это керамика, шпонированная натуральным камнем Джура. Нам хотелось, чтобы и интерьер, и экстерьер читались в едином ключе, поэтому во внутренней отделке использовался тот же камень, что и на фасаде.

— В описании работы бюро часто можно встретить слово «философия», которое характеризует основной свод внутренних правил и установок. Можете ли вы сказать, что у вашего бюро также есть своя, отличная от других философия?

— Исходя из своего личного профессионального опыта, изначально мы попытались совместить в работе нашего бюро две методики проектирования — более прикладную Нормана Фостера, в бюро которого мне посчастливилось работать, и более теоретическую Рема Колхаса, у которого трудился мой партнер. Для нас каждый проект уникален, у нас нет готовых ответов и библиотеки стандартных решений. Для каждого проекта мы хотим найти наилучшее решение исходя из требований и пожеланий конкретного заказчика, как бы пафосно это ни звучало.

— В Москве (и не только) достаточно быстрыми темпами реконструируются жилые и промышленные здания. Как такая трансформация влияет на самочувствие города?

— Процесс вывода промышленных производств из центра города и реконструкции морально устаревшего жилья — это необратимо, ведь количество хороших площадок в городе под девелопмент ограничено. Вопрос в том, как этот процесс регулируется и есть ли понятные для всех участников правила игры. В некоторых случаях объяснить появление небоскребов на месте среднеэтажной застройки достаточно сложно.

— В одном из интервью вы говорили о том, что Москва имеет все шансы в скором времени войти в число архитектурных столиц Европы. Возможно ли, что иностранные гости в ближайшем будущем будут приезжать в Россию не только ради знакомства с историческим наследием городов, но также для изучения современной российской архитектуры?

— Я думаю, что для города важнее общее качество городской среды и общий уровень новой архитектуры, а не наличие большого количества отдельных зданий-«аттракционов», которые можно предъявить туристам, хотя и они, конечно, должны быть. После завершения программы по реконструкции улиц и появления таких знаковых объектов, как парк «Зарядье», Москва, безусловно, теперь входит в число мировых столиц, которые интересно и комфортно посещать иностранным туристам, и не только для точечного осмотра исторических памятников. Уверен, что московский опыт в том или ином виде должен быть распространен и на другие города России, очень бы хотелось, чтобы этот процесс наконец пошел в Санкт-Петербурге.

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: