«Препятствия должны только раззадоривать»

О творчестве и важнейших задачах профессии архитектора, пользе тех ограничений, с которыми он сталкивается, новых технологиях TATLIN поговорил с руководителями и основателями архитектурного бюро «Крупный План» Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым.

— В рамках нашего интервью хотелось бы немного поговорить о творчестве архитектора. В чем его смысл? И в каком направлении должна развиваться российская архитектурная школа?

Сергей Никешкин (С.Н.) — Здания, которые создают архитекторы, существуют десятки и даже сотни лет. По ним судят об уровне развития культуры и искусства в тот или иной период времени. Поэтому общественная функция, которую выполняют архитекторы, всегда была связана с очень высокой ответственностью. Архитектор должен очень хорошо разбираться в предмете и избегать сиюминутных решений. Как мне видится, основная задача на современном этапе состоит в том, чтобы активнее работать с городской средой, которая формируется вокруг объекта, и стараться всё-таки ставить перед собой какие-то высокие цели. Каждое произведение должно быть шагом вперёд в развитии архитектурного искусства, продолжением и развитием градостроительных традиций. При этом очень важно анализировать результаты своей работы.

Андрей Михайлов (А.М.) — Задачи архитектора на самом деле сформулированы ещё Витрувием в I веке до н.э. Это прочность (firmitas), польза (utilitas) и красота (venustas). Талантливым архитекторам удаётся соединять все три элемента воедино — тогда рождается на самом деле качественная архитектура. Самое интересное, что если мы выйдем на улицу и спросим у людей, что влияет на их выбор квартиры, ответ будет такой же, как у Витрувия. Нужно, чтобы здание было безопасным, а квартира — большой и удобной. Кроме того, было бы хорошо, если бы здание было красивым. Но платить дополнительные деньги за красоту готовы не очень многие. Задача архитектора, тем не менее, состоит в том, чтобы создать комфортную и качественную среду для всех. У архитектора есть возможность выразить и реализовать эстетические потребности общества, которые оно зачастую совершенно не осознаёт.

Проект аэропорта в пос. Баландино (Челябинская обл.), 2016

— Удаётся ли архитекторам найти компромисс между желаниями заказчиков и потребностями общества?

С.Н. — К счастью, уровень заказчика и его запросов на качественную архитектуру за последние 10–15 лет существенно вырос. Девелоперы сопоставляют и сравнивают российский и зарубежный опыты, наблюдают как развивается архитектура в других странах, и хотят, чтобы у нас было не хуже. Иностранные бюро много работают в России и тоже задают некоторый уровень качества. С заказчиком всё равно необходимо вести непрерывный диалог, рассказывать о последних тенденциях формирования городских пространств, планировок, взаимосвязей внутри здания. Например, в международной практике сейчас все стремятся к открытости пространства, к развитию коммуникаций внутри общества. Поэтому очень важно, чтобы в жилых комплексах было как можно больше общественных пространств, коммерческих помещений. Если в московских проектах прослеживается этот тренд, то, например, в регионах все сложнее — все еще есть стремление закрыть все забором и изолировать.

— Как часто складываются ситуации, когда замысел архитектора сталкивается с теми или иными внешними ограничениями или даже препятствиями?

С.Н. — Ограничения и препятствия на самом деле должны только раззадоривать архитектора. Чем сложнее задача, тем больше возможностей создать по-настоящему интересный объект. Не так давно мы проектировали здание многофункционального коммерческого центра на станции метро «Тёплый стан». Павильон предстояло строить непосредственно над перронным залом. Когда мы свели вместе все ограничения в виде нормативных отступов от венткиосков, теплотрассы, выходов из метро, подземных коммуникаций, стало ясно, что контур пятна будущей застройки буквально изрезан со всех сторон. И тогда мы подумали, что нам надо просто изменить своё отношение к этим ограничениям — не воспринимать их как непреодолимые препятствия, а попробовать использовать во благо будущему замыслу. В результате мы решили позволить себе немного поэкспериментировать. Получилась достаточно сложная геометрическая форма, похожая то ли на томагавк, то ли на какую-то абстрактную скульптурную композицию. Первый этаж имеет сплошное витражное остекление. Над ним возвышается белоснежная «гармошка» ступенчатой кровли из алюминиевых композитных панелей, которая постепенно расширяется вверх и образует «перспективный» козырёк с металлическими парапетами по периметру наверху. Несмотря на лаконичность архитектурного решения, здание обладает какой-то удивительной внутренней силой. Наверное, потому наши эксперименты проходили всё же в каком-то классическом жанре.

Многофункциональный коммерческий центр на станции метро «Тёплый стан», Москва, 2017

— Сам процесс архитектурного творчества поддаётся какому-то определению? Существуют, например, этапы работы над архитектурным образом? Можно ли говорить о важнейших факторах, которые на это влияют?

С.Н. — Существуют теория искусства, теория архитектуры. Естественно, мы руководствуемся определённой методикой, а не пытаемся найти какие-то результаты в хаосе собственного сознания. Творчество индивидуально. Каждый архитектор старается по-своему структурировать и оптимизировать собственную творческую деятельность. Говорить о том, как рождается архитектурный образ, очень сложно. Это интимный творческий процесс, который имеет много этапов. Иногда полезнее, чтобы архитектор как можно дольше занимался решением той или иной задачи. Автор должен проанализировать всё, что необходимо, на раннем этапе, сделать какие-то предварительные эскизы, посмотреть, что получается, поставить перед собой новую задачу и не возвращаться к этому объекту, например, в течение двух недель. В это время подсознание продолжает работать над той задачей, которую Вы перед собой поставили, и на следующем этапе вы сможете очень быстро найти необходимое решение. В дальнейшем, когда архитектурный образ уже появился на свет в виде карандашного эскиза, начинается его постепенная доработка и конкретизация.

— Современные технологии помогают повысить эффективность творческого труда?

С.Н. — Современные технологии и, прежде всего, технология информационного моделирования зданий (BIM) очень сильно ускорили реализацию рутинных технических задач и высвободили много дополнительного время для творчества. Хотя времени всё равно не хватает. Например, существуют инструменты параметрического моделирования, которые позволяют экспериментировать с архитектурными формами более свободно. Каждая форма имеет свой математический алгоритм. Корректируя цифры в той или иной формуле, вы можете сопоставлять на экране компьютера несколько вариантов и быстро находить самый оптимальный. На любом этапе работы над проектом это позволяет отложить окончательное решение задачи на некоторое время, ещё раз всё как следует продумать и затем внести необходимые коррективы. В бумажном формате это занимает много времени, потому что надо переделывать очень много чертежей. BIM-технологии позволяют делать всё достаточно быстро.

ЖК 31, квартал в Пушкино (Московская обл.), 2017-2018

— Используете ли вы при взаимодействии с заказчиками технологию VR?

С.Н. — Мы проектируем в программе Autodesk Revit, в которой есть инструменты, позволяющие экспортировать нашу BIM-модель в специализированную программу и перемещаться внутри виртуальной реальности, надев 3D-очки. Это, конечно, увлекательно, но не очень популярно среди заказчиков. Технология не развита и какого-то особого скачка в качестве визуализации информации не даёт. Чтобы перемещаться внутри виртуальной реальности, человек должен и сам как-то передвигаться. Но при этом на самом деле можно увлечься и выпасть не из виртуального, а из настоящего окна. На самом деле существуют гораздо более интересные технологические решения, которые позволяют перемещаться в виртуальном пространстве с помощью пульта и больших проекторов, расположенных на стенах и на потолке. Так оборудованы рабочие места главных инженеров некоторых авиастроительных корпораций, которые тоже работают с 3D-моделями. Очевидно, что за инновационными технологиями, такими как BIM и VR, будущее, но говорить о революции в российской архитектуре рано. 

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: