Уезжать или оставаться: что значит быть архитектором в регионах?

Почему молодые специалисты уезжают в Москву или за рубеж? Во всех ли регионах есть такая проблема? Как исправить ситуацию и какие меры для этого предпринять? Эти и другие вопросы обсудили участники круглого стола «Архитектура в регионах» в рамках «Открытого города»

11 сентября в рамках образовательного проекта «Открытый город», организованного Комитетом по архитектуре и градостроительству Москвы, прошел круглый стол «Архитектура в регионах». Его участники — успешные архитекторы, работающие в различных городах России, поделились своими проблемами, достижениями и практиками работы. На мероприятии выступили: Антон Барклянский, Synchrotecture, (Москва, Пермь), Никита Маликов, АБ Никиты Маликова (Тверь), Дмитрий Храмов АБ «АРТПОЛИС» (Самара), Станислав Горшунов, бюро GORA (Нижний Новгород), Зоя Рюрикова, бюро DA (Нижний Новгород), Олег Манов, FUTURA ARCHITECTS (Санкт-Петербург), Дарья Толовенкова, заместитель главного архитектора Казани, Антон Белов и Евгений Кутай, АБ «Вещь» (Пенза).

Какую роль в процессе возвращения кадров в малые города играют архитекторы новой волны, которые учились в столичных вузах и за границей, работали в крупных международных бюро, а потом вернулись в свой город? В чем секрет их успеха на региональных рынках и есть ли специфика работы на них? Какие сегодня существуют проблемы, и есть ли рецепты их решения? Может ли архитектор найти работу и развиваться не в столице? Чем живут архитектурные сообщества в регионах? Все эти темы одинаково актуальны для регионов, но не все рынки развиваются одинаково, а молодые архитекторы имеют разный взгляд на перспективы работы за пределами столицы.  

Антон Барклянский, Synchrotecture

После учебы в институте, я 5 лет довольно успешно практиковал в Перми. Но мне было непонятно, как и куда развиваться. Качество, которое мы видели в иностранных журналах, казалось недосягаемым в нашем маленьком городе. Поэтому я уехал работать в Великобританию и этот опыт принес мне много новых знаний и возможность по-новому осознать нашу региональную практику. И теперь — первое, что я могу ответить на вопрос, как дотянуться до качества, которое демонстрирует европейская архитектура — поехать в любую компанию мира и поработать там, параллельно изучая принципы и структуру ее функционирования. Второй важный момент — получение информации. Нужно всегда быть в информационном потоке и развиваться, ловить мировые тенденции. Сейчас всем доступны лекции института Strelka, зарубежные интернет-каналы и онлайн-лекции. Мой посыл — взять все по максимуму и помогать своему родному городу. Если вы учились в Москве или Лондоне, используйте этот багаж. Тем более, что региональное сообщество испытывает определенный пиетет перед такими специалистами.

Если говорить о плюсах проектирования на родине, то это, конечно, ваше знание местной специфики, которое нельзя недооценивать. Ни один приезжий архитектор не сравнится с вами в этом. Например, я понимаю, чем дышит Пермь, чувствую все ее транспортные и пешеходные потоки, знаю существующие проблемы и как их решить. 

Олег Манов

Олег Манов, бюро FUTURA ARCHITECTS

Архитектурная жизнь Санкт-Петербурга устроена очень сложно, там есть свои лидеры и мэтры, и на их троны невозможно долго претендовать. Но теперь появились и молодые архитекторы. Они постепенно продвигаются вперед, медленно, но верно.  

Проблема Питера в том, что заказчики у нас в городе делят архитекторов на два типа, по их мнению, существуют: крупные компании, в которых есть все специалисты от конструктора до инженера — и это как раз большие бюро, вышедшие в свое время из проектных институтов, и те, кто только рисует картинки, так называемые концептуалисты. Обычно так относятся к молодым архитекторам. И каждый раз нам нужно заново доказывать, что мы делаем полный цикл работ от идеи до авторского надзора.

Еще одна трудность, характерная для Санкт-Петербурга, заключается в том, что, если у нас нет хотя бы одного объекта, реализованного «от и до», вы никогда не получите заказ. Молодой специалист, таким образом, попадает в замкнутый круг.

Единственная действительно свободная ниша для молодых архитекторов сегодня — это проектирование общественных пространств и благоустройство — актуальное направление, которое развивается во всем мире.

Никита Маликов

Никита Маликов, АБ Никиты Маликова

Если все, кто сейчас сидит в зале, останутся в Москве, то успеха достигнет один, максимум двое, так как вы станете рабочей силой для более известных архитекторов. Но если вы уедете в регион, то шансы прославиться резко возрастут. Почему? Хотя многие по-прежнему думают, что работа есть прежде всего в Москве, на самом деле ситуация меняется. И это уже, кстати, поняли все крупные столичные бюро, которые активно участвуют в региональных тендерах и общаются с местными девелоперами. При малом количестве качественных архитекторов, проектов очень много, хотя таких бюджетов как в столице, конечно, нет. Поэтому мой совет: идите в регионы, там скоро все будет по-другому. Еще один совет: по возможности уезжайте учиться за границу. Поступить в зарубежный вуз несложно, сложнее выкладываться, чтобы тебя не отчислили. Я сам учился в Гамбурге, а потом вернулся обратно и стал, на удивление многим, работать в Твери.

Если говорить непосредственно о Твери, то туда тоже пришла мода на общественные пространства. Я спроектировал на бывшем пустыре маленький сквер. Вначале никто не понимал зачем. Но я боролся, нашел инвестора и сделал проект от начала до конца. И за короткое время он стал очень популярным у жителей. Кроме того, я послал этот проект на один из европейских фестивалей и, хотя ничего не выиграл, получил заказ на благоустройство в Барселоне. Поэтому все барьеры и границы только у вас в голове, на самом деле работы много и за пределами МКАД — как в регионах, так и в Европе.

Зоя Рюрикова из бюро DA

Сейчас в Нижнем Новгороде нет никакой консолидации профессионального сообщества, мы полностью исключены из принятия решений властью города, которая упразднила должность главного архитектора. Как следствие, в городе очень мало интересных проектов и создаётся впечатление, что некуда расти. Профессия архитектора в Нижнем Новгороде дискредитирована среди жителей, поскольку именно нами прикрывают непопулярные действия, такие как застройка дворов и парков и снос исторических зданий.

Кроме того, большая проблема заключается в отношении к архитектору со стороны заказчика. Когда дело доходит до реализации проекта, то заказчик часто платит с большими задержками или вообще может не заплатить за сделанную работу. Кроме того, крупные застройщики редко привлекают местных архитекторов, предпочитая работать со столичными.

Станислав Горшунов, бюро GORA

Я отчасти согласен с коллегой, и все эти проблемы действительно существуют. Но все не так плохо. Сложнее всего региональному архитектору работать с проектами из бюджета города, гораздо эффективнее развиваться с частными заказчиками. Да, одна из самых серьезных проблем регионов — это нежелание платить за архитектуру. Приходится искать компромиссы, и часто в результате проект становится дешевле, а от начальной идеи остается совсем немного.

Антон Белов и Евгений Кутай

Антон Белов и Евгений Кутай, бюро «Вещь»

Наше бюро довольно молодое и существует всего два года. Сначала мы предлагали для города небольшие проекты, а потом на нас вышел крупный пензенский застройщик, у которого не очень хорошо продавались квартиры. Он предложил нам реконструировать двор в его жилом комплексе. Мы разработали уникальную концепцию исходя из того, что ЖК построен на территории бывшего ипподрома, и по-разному обыграли элементы с лошадьми. В итоге, наш двор вошел в список лучших практик Минстроя России. Это был первый проект, благодаря которому нас заметили.

Потом мы начали работать и для города. Конечно, администрация не любит платить за концепции, но нам помог конкурс Минстроя на организацию общественных пространств в 40 городах России, который прошел в конце прошлого года. По сути, мы со своим проектом, оказались под покровительством КБ Strelka. Мы с ними мыслили в одном направлении, хотя, конечно, старшие пензенские архитекторы на наши идеи смотрели свысока. Но именно наш проект победил.

Если говорить о ситуации в городе в целом, то, конечно, многие молодые архитекторы уезжают доучиваться в Москву и Питер, там и остаются. Поэтому так получилось, что у нас практически нет конкурентов, кроме старых маститых бюро.

Дмитрий Храмов

Дмитрий Храмов АБ «АРТПОЛИС»

Основное направление нашей деятельности — это обучение новых кадров. Мы с супругой уже выпустили три потока архитекторов. Самарская архитектурная школа вообще альма матер для большого числа успешных специалистов, но практически все они уезжают из города. Почему так получается? В первую очередь потому, что в городе очень сложное взаимодействие с администрацией, наши предложения по развитию общественных пространств практически не реализуются. Все архитектурные фестивали мы проводим сами на деньги частных инвесторов, это тоже негосударственная история. Сейчас положение меняется, но очень трудно и медленно.

Дарья Толовенкова

Дарья Толовенкова, заместитель главного архитектора Казани

Работы в регионах очень много. Но еще несколько лет назад она была скучная и типовая, поэтому люди с амбициями хотели большего и уезжали. Сейчас часть из них вернулась, получив опыт за границей или в столице. Почему сегодня из Казани и из республики Татарстан в целом уезжает все меньше профессионалов? Десять лет назад мэр Казани пригласил нового архитектора, Татьяну Прокофьеву, которая в те годы жила и работала в США. И, по сути, дал ей карт-бланш на реализацию огромного числа проектов. В итоге при мэре была создана творческая группа, а в проектах участвовали люди, которые прошли стажировку в европейских бюро, где нет типового мышления и невозможных решений для планирования пространств. Я тоже попала в эту группу и мы, сначала небольшой командой, приступили к работе — сделали городской парк по новым стандартам. Затем в 2014 году в республику приехала Наталья Фишман, и я по ее заданию собрала группу «Архитектурный десант». Кстати, сначала мало кто верил в наш проект, мне приходилось по крупицам собирать специалистов. Теперь же мы реализовали порядка 80 проектов по всей республике. Специальное финансирование проектов парков происходило из городского и республиканского бюджета. Когда власть тебя слышит — это очень важно. Но и развитие диалога стало одним из принципов нашей работы. Город — это общая площадка, и нужно научиться слышать все мнения и советы. 

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: