Не «девчачий», а «женственный»

Имя молодой итальянки Кристины Челестино известно, пожалуй, каждому, кто интересуется современным дизайном. Будучи по образованию архитектором, Кристина с 2005 года начинает свою карьеру в престижных архитектурных и дизайн-студиях, однако только спустя четыре года она переезжает в Милан и создает свой собственный бренд — Attico Design. После этого последовали многочисленные конкурсы и выставки, благодаря которым предметы мебели бренда Челестино начали выставляться в международных галереях и шоу-румах. Среди компаний, для которых девушка разрабатывает проекты, можно найти Alpi, Atipico, Budri, Durame, Fornace Brioni, Flexform, Ichendorf, Pianca, Seletti, Tonelli Design, Torremato и даже Fendi, сотрудничество с которым стало для Кристины во многом ключевым. Осенью дизайнер приезжала в Москву в качестве спикера на выставку I Saloni WorldWide, от желающих поговорить с ней не было отбоя. Поэтому TATLIN решил обойти очереди стороной и написать Кристине лично, расспросить ее о пути «из архитекторов в дизайнеры», различиях понятий «девчачий» и «женственный», связи инстинктов и стиля.  

Кристина, в настоящее время вы занимаетесь интерьерами и предметным дизайном, однако, насколько известно, по образованию вы — архитектор. Должно быть, вопрос о профессиональном пути и выборе вы получали неоднократно, однако меня интересует несколько другое. В одном интервью с российским архитектором мне особенно запомнилась одна фраза — по его словам, из дизайна перейти в архитектуру намного проще, чем наоборот. Согласны ли вы с этим? Ощущалась ли жесткость перехода в вашем случае?

Должно быть, для кого-то покажется парадоксальным, но я считаю, что это высказывание адресует к самой сути дизайнерского дела — невообразимо сложному во всех смыслах труду. Это тонкая и напряженная работа, в которой приходится в несколько раз больше уделять внимания деталям, чем когда ты занимаешься более крупными проектами, где интерьер — лишь одна из составляющих. Что касается лично меня, то смена масштаба помогла мне найти свое истинное призвание. Когда я решила переключиться на дизайн интерьеров и мебели, то осознала, что наконец-таки нашла то, что так долго искала.

Коллекция плитки Gonzaga, Fornace Brioni

Не возникало ли у вас желание вернуться в архитектуру? Не думаете ли, что такой исход вполне вероятен?

Я люблю архитектуру и считаю, что она вносит огромный вклад в нашу жизнь. Однако меня всегда особенно привлекали интерьеры, созданные великими мастерами — Пьеро Порталуппи, Карло Скарпа и Джованни Понти. Когда я нахожусь в «их» пространствах, то понимаю, насколько важен каждый объект без исключения. Возможно, предметы интерьера несут в себе даже бОльшую важность, чем архитектурные формы, ведь именно с их помощью мы формируем среду нашего обитания.   

В одной из статей стиль, в котором вы работаете, назвали «девчачьим». Не считаете ли вы такую характеристику обидной или поверхностной?

Ох, надеюсь, что под этим словом автор скорее имел в виду «женственный», то есть, дающий прямую ассоциацию с великими женщинами прошлого. Под «великими женщинами» необязательно подразумеваются иконы стиля, точно также это могут быть и независимые представительницы авангардного течения.

Кристина Челестино для Sergio Rossi

Расскажите вашу историю сотрудничества с Fendi — с чего все началось? Как вы работали над проектом “The Happy Room”? 

В основе “The Happy Room” для Fendi лежит идея передвижной (скорее даже путешествующей) элегантной VIP лаундж зоны, включающей в себя определенный набор предметов мебели. По задумке, разработанная дизайн-концепция может немного меняться и применяться в модных бутиках по всему миру.

Этот проект очень важен для меня: Fendi дал мне абсолютную свободу, поэтому в создании коллекции, состоящей из мельчайших деталей, я могла пользоваться своим дизайн-языком, обращаться к каким угодно материалам. Безусловно, приходилось также ориентироваться и на контекст, историю и философию бренда, которые вне зависимости от страны должны оставаться неизменными.   


Мебельная коллекция Fendi “Happy Room” на ярмарке Design Miami

Низкий столик из коллекции Fendi “Happy Room”


Считаете ли вы себя модным дизайнером?

Со временем мне удалось выработать собственный стиль, язык и метод работы, я начала с уверенностью следовать своей интуиции, инстинктам, вкусу. Многие открытия до сих пор иногда кажутся мне спонтанными, дикими, но то, что я делаю, выходит за рамки моды. На мой взгляд, здесь больше подходит слово “trendy”. Но все же забавно думать, будто кто-то считает меня трендсеттером.

Многие из предметов, созданных вами, изготовлены путем современных технологий, хотя не выглядят футуристичными — напротив, визуально они отсылают к богемным 50-м, к свойственному этому времени шику и элегантности. Что для вас является первичным на первых этапах работы — материал или форма?

Не могу сказать, что в работе я всегда следую одним и тем же принципам: иногда получается вдохновиться материалами, а когда-то достаточно начать рисовать и неожиданно прийти к новой концепции. Хотя, все чаще обе эти вещи идут рука об руку.

Я стараюсь обогатить современный канон ностальгическими нотками, связью с воспоминаниями. Несмотря на то, что классицизм в чистом виде мне не близок, я стремлюсь создавать элегантные, уютные пространства с уникальными элементами, отличающимися изысканными традиционными штрихами.

Вазы Veneer для Alpi 

В своих работах я стараюсь совмещать черты традиционной и современной эстетики, обходя стороной привычные взаимосвязи между модой, искусством и дизайном. Мне нравится играть с формами и геометрией, ведь если ты не боишься экспериментировать с масштабами, не боишься собственных открытий, тогда твои вещи, интерьеры смогут транслировать новые смыслы.

Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: