Город руками детей

Как в рамках двухнедельной детской смены по урбанистике подготовить проект, меняющий в лучшую сторону пространство маленького армянского города? Социолог Константин Глазков и культуролог Екатерина Шмелева вместе с командой единомышленников летом 2016 года провели городской фестиваль в Дилижане. Фестиваль посетило порядка 200 человек, на нем в интерактивной форме были представлены результаты исследований, которые сопровождались обширной культурной программой. В этом тексте организаторы расскажут, в чем заключалась идея фестиваля, что из этого получилось, а что нет.

Про город

Дилижан расположен в полутора часах езды от Еревана в сторону озера Севан. Численность населения по разным оценкам составляет приблизительно 13 тысяч человек. Город вытянут вдоль реки Агестев и окружен заповедными лесами. В советское время экономика Дилижана опиралась на производство телевизионных деталей на заводе «Импульс» и курортный сектор, включающий пансионаты, водные лечебницы и рекреационные зоны. Для современного периода характерна потеря производственных мощностей и значительная утрата курортного и туристического значения. Наиболее существенным драйвером развития стали проекты, реализуемые внешними инвесторами. Среди них: кампус международного колледжа United World College (UWC), деятельность коммьюнити-центра, школа IT-дизайна TUMO, отделения банков и кварталы новой жилой застройки для сотрудников Центробанка Армении. Усилиями внешних экспертов ведется работа по разработке мастер-плана развития Дилижана, который включает строительство культурных и спортивных объектов, имеющих государственное и международное значение.


Круговая развязка на фоне символа города

На наш взгляд, несмотря на позитивный характер преобразования Дилижана, данные проекты обладают герметичным и инклюзивным воздействием. Мы ни в коем случае не недооцениваем те усилия, которые предпринимают работники коммьюнити-центра и образовательных программ по вовлечению жителей в их культурную программу, но все же отметили для себя, что многие инвестиционные начинания воспринимаются местными как «анклавы чужого присутствия». Присутствия, безусловно, полезного (в город приходят новые люди, деньги и проекты) и не бесследного (ближе к колледжу в городе парикмахерские начинают называться барбер-шопами), однако не затрагивающего повседневных проблем и не опирающегося на локальный потенциал.

Наша концепция «мягких городских интервенций» исходила из задачи разгерметизации «чужого присутствия», которое пытается пропустить через себя будничные процессы города и явить ему самого себя в одном из наиболее открытых для диалога формате — в формате детского фестиваля [1]. Мы отталкивались от того, что изменить ситуацию в городе можно за счет артикуляции «очевидного», которое находится у всех на виду и при этом не замечается. Суть интервенции, говоря словами культурного географа Дэвида Харви [2], заключалась в том, чтобы подчеркнуть заложенные в городской среде элементы, складывающие ее повседневность, и тем самым активировать утопическое воображение жителей и направить его на поиск альтернативных путей развития Дилижана.


Подготовка к фестивалю

В июле 2016 года на базе UWC проходила двухнедельная смена «Город и горожане» для детей 14-17 лет. Организацию смены возглавлял историк Петр Мазаев, ему также помогали культурологи Юлия Камаева и Екатерина Шмелева, социолог Константин Глазков. В качестве заключительного проекта смены организаторы решили провести детский фестиваль.

Как мы уже сказали, формат фестиваля был выбран не случайно. Нам хотелось перенести в публичное пространство города не только обсуждение наших наработок, но и окунуть в него жителей, сделав тем самым их той активной публикой, которая делает возможной ведение диалога о городском развитии. 

Идея публичности не ограничивается простым наполнением улиц и площадей людьми, но требует и повышения степени вовлеченности публики в происходящее.

Поэтому мы пытались найти максимально интеракционистские (а не «интерактивные», как, возможно, было бы более грамотно с точки зрения современного урбанистического дискурса, но совсем неверно) форматы контактирования с жителями. Это значит, что мы искали доступ к естественным средам взаимодействия с людьми, которые были бы наполнены понятными и внутренне присущими им сценариями поведения.

Примером такой работы можно назвать наше этнографическое погружение в городской контекст. Изначально мы повели себя как типичные чужаки, которые по своей непредусмотрительности пытались скорее навязать формат взаимодействия, чем найти его среди уже сложившихся процессов. Мы хотели принять участие в местном праздновании Вардавара — праздника воды, который подчеркивает связь поколений и при этом имеет довольно фестивальные форматы проведения. 

Мы предполагали увидеть, что такое «городской праздник», как преображается город в тот момент, когда он целиком превращается в пространство игры — не зря по-армянски говорят про праздник «играть в Вардавар».

К сожалению, в процессе поиска «подходящего для наших целей праздника» мы не заметили, что Вардавар локально обусловлен и отмечается в зависимости от региона в разное время. В частности, мы ориентировались на начало июля, когда, как оказалось, Вардавар празднуется в Ереване. А в Дилижане праздник проходит в конце второго летнего месяца, что никак не укладывалось по датам нашей смены. Выйти из сложившейся ситуации нам помогли наши натурные прогулки, которые мы предприняли вместе с участниками лагеря в самом начале, чтобы познакомиться с территорией. В результате, одна из групп набрела на необычно украшенный двор, скрытый от чужих глаз домами и гаражами.

Праздничный двор после совместной работы

Последующие события иначе как чудом не назовешь. Вернувшись разузнать побольше о причинах появления таких украшений, мы вышли на двух женщин — учительницу и женщину-владелицу небольшого магазина, специализирующегося на оформлении праздников. Они проживают поблизости и организуют для местных детей бесплатный летний лагерь, чтобы занять их в это время года. Организуя летнюю смену, не ожидаешь, что кто-то еще в небольшом городе занимается тем же.

Мы предложили свою помощь — привезти всевозможные канцелярские принадлежности, а главное детей (участников нашей смены), которые бы совместными усилиями с местными ребятами подготовили новые украшения, а также провели несколько интервью. Результатом такого погружения стали важные этнографические открытия и стратегически важные знакомства. Открытия во многом были связаны с тем, как устроены отношения между соседями, какие социальные контакты задействованы в организации праздника, какой существенный разрыв существует между рабочим местом и приватным пространством квартиры.


Соседи помогают повесить флажки

Стратегические знакомства сыграли важную роль в дальнейшем продвижении уже нашего фестиваля, что позволило не только повысить долю отклика населения на мероприятие, подняв степень осведомленности и доверия, но и активизировать жителей одной части города на участие в празднике в другой. Последнее достижение приблизило нас к свершению одной из наших самых амбициозных задач — сделать настоящий общегородской праздник.

Подготовительная работа к фестивалю состояла не только из общения с жителями, но и коммуникационных процессов с коммьюнити-центром, Facebook-сообществами, администрацией города и летнего лагеря — с этими задачами блистательно справился руководитель нашей команды — историк Петр Мазаев. Немаловажную роль сыграла подготовка афиш мероприятия (их сделали дети по нашей просьбе), которые были заранее расклеены рядом с остановками общественного транспорта и продовольственными магазинами.


Про фестиваль

Пытаясь установить связь с прошлым города, мы решили назвать фестиваль «Импульс», (завод «Импульс» был главным источником рабочих мест в конце 80-х), как бы намекая на то, что такие события могут придать сил для оживления жизни города. На первых этапах, планируя проведение фестиваля, мы понимали, что сам по себе он не будет интересен местным жителям, если на нем будет всего лишь празднично оформленная подача результатов наших исследований и проектов. Нужны были перформативные элементы, атмосфера участия и полного вовлечения, которые бы придали необходимую естественность происходящему.

Семья из другой части города приехала на фестиваль на Газели

Программа фестиваля наполнялась силами всех участников летнего лагеря, выходящих за пределы нашей узкой урбанистической команды. И здесь нам повезло, так как каждый из них замечательный профессионал и затейник. Так, Яна Брук — участник движения Dance Guru — провела танцевальный мастер-класс, который дополнялся рассказами об историческом и культурном контексте разучиваемых движений армянских танцев. Николай Самохин — организатор РобоЛаб Kids — вывел на площадь отряд из роботов, поуправлять которыми захотели все местные ребята. Ксения Волкова — ведущая цирковой студии — сподвигла всех ходить по канату, жонглировать мячами и бегать за мыльными пузырями. Ну и конечно, Анна Карцева — снабженец всевозможными канцелярскими товарами, без которой ни одна из наших задумок не получила бы материального воплощения. Отдельным пунктом программы стало выступление школы местных детей-музыкантов, играющих на барабанах традиционную армянскую музыку.

Главными участниками предложенных активностей стали местные дети, но вместе с ними пришли их родители, по-праздничному наряженные, доброжелательные. Они положительно реагировали на все предложения о взаимодействии, фотографировали происходящее и общались между собой. Многие подошли раньше указанного времени начала фестиваля. Кажется, акцент на «детскости» фестиваля помог избежать «взрослого» ироничного отношения к происходящему, повысить вовлеченность и создать атмосферу непосредственности, столь важную для праздника. Думаем, что успеху детского формата фестиваля также способствовала и сама культура Армении, ориентированная на детей.

Танцевальный мастер-класс

Ощущение фестивальности усилила и «мобильность» нашего действа. Мы разделили программу на две части — первая проходила на площади рядом с центральными зданиями (мэрией, банком, коммьюнити-центром), эта часть города находится на возвышении по отношению ко всему Дилижану, а вторая продолжалась уже в нижней части, где находятся большой пруд (во время нашего присутствия еще не залитый водой), автомобильная развязка, магазин с сувенирами для туристов, два памятника (один — Мимимо, другой — стелла) и местные кафе, — это своеобразный «неофициальный» центр города. В этой нижней части города готовилось к открытию кафе, которое организовал коммьюнити-центр вместе с детьми Дилижана, фестиваль представлялся и как некое преддверие нового «места силы». Сам путь от одной точки до другой составлял около двух километров. На середине пути наши гости делали остановку в пространстве, которое обычно редко использовалось жителями — небольшом амфитеатре. Там несколько минут выступали ученики барабанной школы.

Юные барабанщики на привале

Фестиваль длился три часа. В коротких интервью, которые мы брали у жителей города, некоторые сравнивали его с «официальными» городскими праздниками: «Этот праздник лучше, чем день города, это настоящий праздник» (Ж, 40 лет).

Ниже следует краткое описание трех представленных на фестивале интерактивных проектов, каждый из которых вызвал интерес, но раскрылся по-разному.


Городские интервенции: исследования, арт и партисипаторные методики

«Доброжелательный клаксон»

Нам было важно сделать лаконичный проект, который имел бы отношение к проблемам города и в то же время опирался на его преимущества. В результате наш выбор пал на сигнальные практики местных водителей. Так как Дилижан вытянут вдоль реки Агестев, жителям приходится преодолевать значительные расстояния, чтобы попасть в другие части города. Пеший путь занимает много времени, а общественный транспорт ходит не часто, из-за чего многие живут только в пределах своего района. Исключением являются владельцы личных автомобилей, которые чаще бывают в других частях города и имеют возможность увидеться со знакомыми по пути. В Дилижане по разным оценкам проживает около 13 тысяч человек, жители приблизительно знают друг друга, и поэтому водители при встрече приветствуют знакомых автомобильным сигналом.

Посетители фестиваля слушают, как автомобильные сигналы сочетаются со звуками города

Идея проекта возникла в ходе одной из первых прогулок, когда мы заметили, что весь город наполнен постоянными перекличками машин, которые носят не тревожный, как мы сначала думали, а наоборот, позитивный оттенок. Именно этот сюжет мы взяли за основу, чтобы показать, как ежедневно город собирается в единое целое.

Исследование проходило в несколько этапов. Сначала мы выдвинули гипотезы по поводу возможных проблемных аспектов (время и место, обычаи, уместные ситуации), связанных с практикой использования звуковых сигналов в городе. Затем провели пилотаж наших вопросов вместе с работниками Колледжа и отправились в город, где провели мини-интервью с водителями по гайду в разных частях города. На месте мы просили их изобразить приветственный звуковой сигнал, который записывался на специальную аппаратуру. Полученные данные обобщались по каждому аспекту, делались краткие выводы. Автомобильные сигналы систематизировались, после чего послужили материалом для звуковых инсталляций. На наш взгляд, проекту удалось в наибольшей степени сохранить связь между исследовательской и урбанистической проблемами, а также раскрыть эту связь в интерактивной форме подачи.

Ознакомиться с нашим исследованием можно тут, а послушать клаксоны Дилижана тут.

Маленькие гости играют в аудиоигры

#DilijanDreams

Проект #DilijanDreams был инициирован Петром Мазаевым. Петр предложил дорисовывать к реальным городским ландшафтам объекты, которые бы переопределяли пространство и имели связь со смыслами культуры Дилижана. Например, пустой фонтан превратился в вазу с фруктами, а сухая дорога — в полноводную реку (отсылка к прошлому Великой Армении как мореходной империи).

Проект #DilijanDreams

Работы были распечатаны на больших листах и поставлены на мольберты на городской площади, где начинался фестиваль. Рядом с ними стояли фотографии тех же мест без рисунков. Каждый житель мог подойти и по-своему «дорисовать» изображение, кроме того, предполагалось, что коммьюнити-центр запустит флешмоб #DilijanDreams в социальных сетях, призывая жителей города выкладывать свои работы в таком стиле. Первый путь был реализован — гости фестиваля действительно подходили и рисовали, причем одни рисунки к концу фестиваля уже наслаивались на другие, таким образом получался некий образный палимпсест. Второй путь не получил своего развития. 

Один из возможных моментов критики проекта — имеют ли получившиеся рисунки отношение к городу или это просто развлечение? Наш ответ — сам факт работы с изображением места, когда местные жители обращают внимание на привычные места, имеет значение для переосмысления города.


«Кубы» (геймифицированный опрос)

Большинство участников смены занялись проектом, который предполагал развитие скорее практических и коммуникационных навыков. Екатерина Шмелева предложила сделать большие картонные кубы, обшить их тканью, а затем превратить в инструмент опроса.

В ходе геймифицированного опроса

На пяти гранях каждого куба был вопрос про город и место для фиксации ответов («Чего не хватает городу?», «Куда вы ходите на прогулку?» и т.д. — на русском и армянском языках), на шестой грани — буква из словосочетания I♥Dilijan. На самом фестивале участницы лагеря подходили к гостям фестиваля, подбрасывали куб вверх или предлагали назвать цифру от 1 до 5, и затем просили ответить на выпавший вопрос. Ни один из гостей не отказался принять участие в игре. Затем ребята оставили кубы и маркеры на площади, и тут произошло самое интересное — местные дети и взрослые сами стали подходить и заполнять их.

За три часа фестиваля все грани были исписаны. Мы полагаем, что этому могло способствовать несколько факторов: форма объекта, которая привлекала внимание и позволяла легко с ним взаимодействовать, наличие перевода на армянский язык, двойная функция кубов — эстетическая (есть «туристическая» надпись, дизайнерское решение) и практическая (исследовательская), — которая повышала интерес к этим объектам. Тема геймификации в опросах сейчас является актуальной, часто обсуждается связь между игровыми и исследовательскими решениями. В данном случае такое решение было удачным, потому что и игровое взаимодействие, и ответы на вопросы преследовали одну и ту же цель — стимулирование рефлексии о городе и его пространствах.

Посетители фестиваля отвечают на вопросы, вращая стороны кубиков

Вместо заключения

60-е и 70-е годы были временем урбанистических акций, которые подразумевали сильные формы воздействия на «обычных» горожан — митинги, движение хиппи, ситуационистские акции, уличные хеппенинги и перфомансы. В настоящее время и в современном искусстве, и в социальных движениях при сохранении прежних форматов набирает все больше сторонников культура соучастия, подразумевающая не резкие выпады, а конструирование форматов для тонкого и внимательного взаимодействия с «чужим» [3]. Наша идея «мягких интервенций», позволяющих дать жителям новый и понятный для них опыт через исследовательские и арт-инструменты, соответствует этому движению. Жители Дилижана узнавали себя в проекте про автомобильные гудки, видели, что писали и рисовали другие на наших объектах.

Участники детской смены «Город и горожане»

Главный «провал» нашей инициативы заключался в ее изначальном разделении на два измерения — педагогическое и урбанистическое. Нам нужно было дать представление детям о задачах и методах урбанистики. Отчасти это удалось — через выходы в город, исследовательскую поездку в Ереван, где они выполняли отдельные задания. Но главного эффекта не произошло — дети не почувствовали ответственности за проведение фестиваля. Фестиваль готовился в основном силами самих педагогов-исследователей, которые переживали, бегали по городу и в спешке доделывали работу. Мы считаем, что причина этой неудачи не только педагогическая, но и структурная — дети по отношению к городу являлись «чужаками», которые не обладали достаточной мотивацией для работы с ним. «Подлинность» интервенций часто оценивается по тому, кто является их агентами — внешние по отношению к сети городских отношений акторы или включенные в эту сеть субъекты, которые обладают непосредственным интересом в решении определенных проблем.

«Мягкая интервенция», в отличие от многих урбанистических партизанских акций направлена не на акцентуацию неких проблем, а на раскрытие потенциала местных агентов, которые сами вольны выбирать, на решение каких проблем они направят свои усилия. 

Например, благодаря фестивалю произошло знакомство женщин, которые делали свой лагерь для детей, с лидером школы игры на барабанах. То есть жители города увидели друг друга, узнали про разные силы, которые в сообществе уже присутствуют.

Сам фестиваль и его история — это эксперимент. И то, что фестиваль прошел удачно, говорит о том, что город готов к изменениям. Дружелюбие и открытость жителей, наличие в городе уже организованных сообществ, которые мы благодаря намерению и удаче лишь выявили, сделали праздник возможным. Сами жители, которые делали летний лагерь своими силами, вдохновили нас, показав, что практически из ничего можно делать полноценные и важные события.


Глазков Константин — аспирант департамента социологии НИУ ВШЭ, магистр градостроительства, преподаватель факультета социальных наук НИУ ВШЭ. Email: glazkov.konst@gmail.com. 

Шмелева Екатерина — аспирант школы философии НИУ ВШЭ, магистр культурологии, участник программы «Учитель для России». Email: ekaterinashmeleva1@gmail.com.

Статья подготовлена в ходе проведения исследования по проекту НУГ № 17-05-0003 в рамках Программы «Научный фонд Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ)» в 2017 году и в рамках государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации «5-100».

_____________________________________________________________________________________________________

[1] Классик городской теории Анри Лефевр видел только два пути урбанистических изменений — революция и фестиваль. Мы как сторонники «мягких интервенций» склонялись определенно ко второму. Как и революция, фестиваль «укрепляет социальные связи и в то же время дает волю всем страстям, которые подавлялись коллективной дисциплиной и нуждами повседневного труда» (Lefebvre H. (1991) Critique of Everyday Life. Volume One. London: Verso. 283p.).

[2] Харви Д. (2008) Право на город // Логос. № 3 (66). С. 80-94.

[3] Рогинская О. (2014) Впечатлить и растрогать: смех и слезы театральной модерности // Неприкосновенный запас. М: НЛО.  Т. 98. № 6. С. 275-284.



Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: