Функции клуба

Михельсон, известный составитель словаря иностранных слов, вошедших в русский язык, в 1866 году характеризовал клуб, как «собрание общества для препровождения времени» и как «сходку членов политической партии». Издревле понятие о клубе носило политическую подоплеку и только в годы владычества на Руси купца-фабриканта и «предводителя» дворянства клуб перестал существовать, как общественная функция политического характера, В те годы представление о клубе неразрывно связывалось «игорным домом» интимного порядка или, в лучшем случае — с семейным рестораном для избранных. TATLIN приводит статью из книги «Архитектура клуба», изданной в 1930 году.

Разложение буржуазного клуба, как общественной функции, достигло своего апогея в канун империалистической войны 1914 года. С того времени остались для нас только здания вычурных стилей, специально построенные для всевозможных «купеческих», «дворянских» и «благородных» собраний.

Октябрь возродил природную функцию клуба в ее политическом и общественном значении. Современный советский клуб — партшкола и очаг нового коммунистического быта. С первых же дней пролетарской революции он стал коллективным застрельщиком в постановке главных вопросов классовой борьбы на культурном фронте; не имея в этом отношении никакой преемственности от индивидуалистической культуры буржуазии, клуб стал развиваться самостоятельным путем

Партия и профсоюзы в первые же месяцы после Октябрьского переворота сосредоточили все свое внимание на создании рабочих клубов, считая их главным плацдармом в деле борьбы за бытовую культуру пролетариата.

Ставка эта оправдала себя уже в годы гражданской войны и последующие годы восстановления хозяйства и ремонта страны. Естественно, что в эти годы о новых, специально клубных помещениях думать не приходилось, внимание страны было сосредоточено на военном и продовольственном фронтах. Клубы пользовались старыми, совершенно непригодными помещениями. Жилищный кризис загонял рабочие клубы в сараи и конюшни.

Рост клубов и красных уголков. Диаграмма ВЦСПС на выставке в Брюсселе

Еще и сейчас — в  тринадцатую годовщину Октября — все это можно наблюдать на окраинах Союза, в провинциальной глуши, правда, несколько в подчищенном виде в сравнении с годами военного коммунизма.

Несмотря на эти жуткие условия, сеть рабочих клубов ширилась. Упорядочивалась методика массовой и кружковой клубной работы. Организовывался актив из вновь втягиваемых в общественную работу.

Рост клубной работы в целом и роль, которую рабочий клуб занял в быту пролетариата, уже в канун культурной революции выдвинули перед профсоюзами проблему создания нового клубного строительства.

1926 год условно можно считать началом целесообразного капитального строительства рабочих клубов по плану. До этого периода строительство новых клубов производилось хозяйственниками, и протекало почти вне влияния профсоюзных организаций. Естественно, что большинство этих клубов не отвечало тем требованиям, которые профсоюзы предъявляли рабочему клубу, как базе массовой культурно-просветительной работы всего обслуживаемого ею района.

Подобное положение не могло удовлетворить профессиональные организации. В 1926 году они вплотную подошли к проблемам капитального строительства клубов, а уже в 1927 году — к практическому осуществлению строительства. Так, например, президиумом МГСПС было издано постановление об обязательном 10% отчислении из культфонда на клубное строительство и выделении твердого процента из средств фонда улучшения быта рабочих. Эта мера и средства культфонда обеспечили финансовую базу для развития клубного строительства в Московском районе. По шести только крупнейшим союзам (текстильщиков, металлистов, химиков, коммунальников, железнодорожников и строителей) фонд клубного строительства определился в сумме свыше 6 миллионов рублей. Это в свою очередь предоставило возможность запроектировать на строительный сезон 1927 года около 30 клубов.

Рабочий клуб. Клин

Таковы были масштабы строительства в центре к десятилетию Октября. К 1-й годовщине из 37 клубов, строящихся в Москве (10 клубов) и в уездах (27 клубов) Московской губернии, была закончена постройка 13 клубов. Объем всех клубов выразился в 562 533 м3, стоимость — в сумме 14 658 000 рублей.

Несколько иное положение клубного строительства было в провинции, в крупнейших индустриальных и промышленных районах. Например, в Донбассе рудничные комитеты, под непосредственным руководством Донецкого губотдела союза горнорабочих, еще в 1924 году начали проводить клубное строительство своими силами. В марте 1925 года на пятом Донецком съезде в Артемовске уже были разрешены вопросы плановости в клубном строительстве и по постановлению съезда было приступлено к возведению Дворцов культуры на восьми крупнейших рудниках Донецкого бассейна: Горловском, Щербиновском, Краснотворческом, Петровском, Брянском, Енакиевском, Гришинском и Раковском.

Темп развития капитального строительства рабочих клубов, миллионные средства, вкладываемые в это строительство, отсутствие функциональной преемственности рабочего клуба от дореволюционной эпохи требовали вовлечения в эту новую оригинальную область строительства лучших архитектурных сил страны.

Эти силы не были привлечены. Поэтому своевременно не был поставлен вопрос о функциях рабочего клуба, о функциональных особенностях его помещения. Фабрика, завод, дом жилтоварищества, клуб, здание типографии и здание кинотеатра должны строиться, прежде всего, рационально в отношении тех процессов, которые будут протекать в их стенах. В связи с этим, прежде всего исчерпывающим образом должны быть определены те задачи, для которых строится данное помещение, точно определена функция будущего здания.

Старый клуб на Енакиевском руднике. Донбасс

Игнорирование этих условий привело клубное строительство к нерациональной затрате сил, а клубную архитектуру — к тупику. Конкурсы на клубы, проведенные профсоюзами, архитектурными и общественными организациями, показывают, что обычно авторы проектов планируют клубы, состоящие из двух обособленных, а иногда и совершенно отдельных и соединенных лишь коридором, частей. В одной половине здания размещается зрительный зал, в другой — ряд отдельных комнат для кружков и т. д. Так планировались клубы и в старое время (хотя бы бывший Немецкий клуб в Москве).

Конструктивное определение функциональных особенностей помещения рабочего клуба сводится: к массовой работе, требующей огромного общего помещения (зрительного зала), вместимостью в две-три тысячи человек; к работе всевозможных кружков, нуждающейся в отдельных небольших аудиториях.

Это положение — с одной стороны, а с другой — печальный опыт строительства рабочих клубов хозяйственниками привели профсоюзы к убеждению в необходимости типизировать клубное строительство. Так, например, Московский губотдел текстильщиков разработал четыре типа клубов. Первый тип — зрительный зал на 1500 человек, аудитория на 150 человек, зал физкультуры и 22 клубные комнаты; второй тип — зал на 1000 человек, аудитория на 100 человек, зал физкультуры и 20 клубных комнат; третий тип — зал на 700 человек и 12 клубных комнат; четвертый тип — зал на 500 человек и 11 клубных комнат.

Строительство Дворцов культуры в Донбассе было также типизировано. Дворцы первого типа — четырехэтажные; второго — трехэтажные. Здания подразделяются на клубную (с левой стороны) и театральную (с правой стороны) части. Клубная часть в зданиях первого типа имеет 50 комнат, в зданиях второго типа — 40. Театральная часть в зданиях первого типа имеет 26 комнат и в зданиях второго типа — 17. Зрительный зал, помещающийся в театральной части, рассчитан в зданиях первого типа на 1350 зрителей, второго типа — на 700 зрителей. Строительная кубатура зданий первого типа — 46 350 м3 и второго типа—29 675 м3.Общая полезная площадь в зданиях первого типа — 4147 м2, второго типа — 2944 м2. Средняя стоимость зданий по ликвидационному отчету: первого типа — 713 601 рублей, второго типа — 456 006 рублей.

Церковь, перестроенная под клуб-театр. Гусь-Хрустальный, Иваново-Вознесенская область

Принципиальная установка профессиональных организаций на типизацию клубного строительства явилась преждевременной. Не предопределив даже относительно точно функциональные особенности здания клуба, заказчик (каким в данном случае явились профсоюзы) выдвинул перед архитектурой жесткие условия типизации. Это привело к жуткой стандартизации в новом строительстве клубов старых архитектурных конструкций и архитекторы увлеклись разукрашиванием фасадов. Вот почему конструктивные массы Дворцов культуры в Донбассе и подавляющее большинство архитектурных конструкций новых строящихся клубов в центре говорят о немощности советской архитектуры, ее отсталости, о ее бессилии преодолеть штампы дореволюционного строительства.

В связи с этим, главной задачей советской архитектуры на фронте нового клубного строительства явилось преодоление условий типизации путем точного определения функциональных особенностей клубного здания.

Эту задачу разрешил архитектор-художник К.С. Мельников в своих проектах рабочих клубов союзов коммунальников, химиков, кожевников.

Ранее упоминалось, что конструктивное определение функциональных особенностей помещения клуба сводится к массовой работе, требующей общего помещения на несколько тысяч человек, и к работе кружков, нуждающейся в отдельных маленьких помещениях аудиторного типа.

Клуб шахтеров в Судженке. Кузнецкий бассейн

Типизация клубного строительства профсоюзами как бы стандартизировала эти условия. Результатом явилось деление архитектурного организма на две самостоятельные части: часть комнатного типа — для занятий кружков, и часть зрелищного типа (напоминающую самостоятельные театры) — для массовой работы. Что глубоко ошибочно в этом делении?

Массовая работа и занятия кружков почти всегда производятся в разное время. Когда производятся занятия в кружках, нет массовых предприятий: спектаклей, лекций, киносеансов. Когда проводится массовая работа, кружки не функционируют. Предназначенные для массовой и кружковой работы помещения поочередно пустуют.

Естественно, что перед архитектором в процессе определения функциональных особенностей здания клуба возник вопрос о нарушении принципов типизации строительства за счет рационализации его. Проекты рабочих клубов, принадлежащие архитектору-художнику К. С. Мельникову, явились результатом длительной работы над рациональным использованием площади. Именно этой принципиальной установкой его проекты резко отличаются среди других проектов и строек по клубному строительству.

В основном принципы клубной архитектуры К.С. Мельникова заключаются в том, что клуб должен представлять собой систему зал разной величины. В случае надобности эти залы, представляющие собой комплекс помещений зрелищного типа, могут быть соединены в огромный зрительный зал или использованы в отдельности, как ряд самостоятельных аудиторий-комнат для работы кружков.

В различных видоизменениях, вызванных специальными заданиями заказчика, конфигурацией участка, типизацией строительства или другими обстоятельствами, эти принципы проведены К.С. Мельниковым во всех своих проектах по клубному строительству.

Внимательное рассмотрение всех этих проектов, таящих в себе жесткие принципы рационализации, приводит неизбежно к утверждению того, что эти клубы, опыт их проектирования и строительства, являются основной базой для дальнейшего целесообразного развертывания клубного строительства профсоюзов.

Также назревает и второе утверждение в том, что функциональные особенности здания рабочего клуба, рассмотренные архитектором К.С. Мельниковым под углом зрения рационализации, родили специальную клубную архитектуру — архитектуру механическую, столь органически свойственную эпохе индустриализации. Главной отличительной чертой этой архитектуры явились в новых зданиях рабочих клубов не старые принципы архитектуры, как неподвижного пространственного искусства, а принципы новой архитектуры, разрешающей проблему художественного оформления пространства при помощи архитектурных конструкций, находящихся в движении.

Статья из этого издания:
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: