Дом молодежи

Архитекторы-«шестидесятники» были по-настоящему радикальны и наполнены фантазиями о переустройстве мира. Архитектура по-своему объединяла их, выстраивая футуристические модели нового образа мира, модели идеального его устройства. В 1960-е авторами проектов самых крупных сооружений в Армении являлись три молодых архитектора — Артур Тарханян, Спартак Хачикян, Грачья Погосян. В то время эти три имени напрямую ассоциировались с новым временем в современной армянской архитектуре. Мы публикуем историю одного из самых значимых объектов этого союза — Дома молодежи — который возвышался над Ереваном на небольшом холме на склоне Канакерского плато.

В 1967 году в Ереване был заложен фундамент Дома молодежи. Еще в 1957–1958 годах состоялся конкурс, в котором А. Тарханян участвовал четырьмя проектами и получил две поощрительные премии (совместно с А. Алексаняном и Г. Мартиросяном. Один проект был сделан вместе с М. Микаeляном).

Новую работу начинали втроем (позже присоединился молодой Мартин Захарян). Сделали проектное предложение для строительства на Козере — одном из холмов в центре Еревана. От этого варианта сохранился круглый высотный объем и в какой-то степени характер контрастного сочетания разномасштабных сооружений.

Окончательно для строительства молодежного комплекса был выбран участок на крутом склоне Канакерской возвышенности. В градостроительном отношении очень эффектное место у круглой площади Х. Абовяна, где завершался северный участок генплана Таманяна расположенными там студенческим и медицинским «городками».

В армянской архитектуре веками вырабатывалось умение строить на больших уклонах рельефа. Но Дом молодежи строился в контексте большого города и должен был быть несравненно большего масштаба, чтобы обозреваться практически со всех точек. Эти обстоятельства имели определяющее значение в решении композиции. К тому же крайне важно было не разрушить рельеф огромным строением, объем которого составил 130 000 кубических  метров.

Макет первоначального варианта Дома молодежи в Ереване. Архитекторы А. Тарханян, С. Хачикян, Г. Погосян

Дом молодежи в Ереване. Архитекторы А. Тарханян, С. Хачикян, Г. Погосян, М. Захарян, конструкторы — Г. Геворкян, И. Цатурян, С. Багдасарян. Проект 1966 года

Многофункциональный комплекс Дома молодежи объединил 14-этажную гостиницу, зал бракосочетаний, концертный зал на 1200 мест, выставочные помещения, музей, бассейны, рестораны, бары, кафе. Кажущаяся «свободной» сложная пространственная композиция крепко увязана с городом и с природой, подчинена внутренним закономерностям.

«Композиция комплекса тесно связана с реальной ситуацией. Снизу комплекс подпирают мощные стены, облицованные блоками базальта. Стесненность участка, «силовые линии» рельефа подсказали организацию склона в виде террас. Отдельные сооружения — плавательный бассейн, зал бракосочетаний и концертный зал — выделяются своими объемами.

Для завершения композиции необходима была мощная вертикаль. Ею стала 14-этажная гостиница. Но ее объем активен в масштабе всего города. Естественно, мы пытались точно определить его положение. Сориентированный по оси улицы Теряна, он смещен вправо от нее, пропуская ее по касательной. Что вносит в композицию динамизм. В этом смысле цилиндрическая форма, равнозначная во всех направлениях, наиболее целесообразна, так как не разрывает пространства».

Комплекс раскрыт на город свободно протянувшимися террасами. Из большинства номеров гостиницы хорошо обозревается распластанный внизу Ереван. По мере подъема вверх по этажам к вращающемуся кафе панорама все более раскрывается на просторы Араратской равнины, окруженной величественными горными вершинами.

Строительство осуществлено в 1979 году (I-я очередь) — в 1987 году (2-я очередь). Поиск объемно-пространственной композиции

Окончательный вариант макета Дома молодежи

Тектоника комплекса «выросла» из характера пространства. «Бастионы» нижнего уровня создают тот монолит, на который ложатся горизонтали террас. Материал — грубый темный базальт и светлый бетон — выражают различную тектоническую структуру этих сооружений. В уходящие по рельефу назад террасы врезаны вертикальные сводчатые объемы. Каменные гладкие покрытия сводов становятся осмыслением тектонического развития формы — cуществование железобетонной основы не вызывает сомнений. Таких объемов три — многосводчатый бассейн, односводчатый зал бракосочетаний, выдвинутая вперед, «oторванная» от «тела» свод-арка входа. Так завершается тектонический сюжет взаимодействия вертикальных и горизонтальных пространств и масс в целостном монолитном организме основания.

Два резко выступающих объема — концертный зал с открытым бассейном на крыше-мембране и многоэтажный «початок» гостиницы, накрытый «шатром» вращающегося кафе — своеобразной демонстрационной площадкой, к предыдущему сюжету отношения не имеют — их формы, эстетизированные сами по себе, им не предопределены и могли быть другими.

В Доме молодежи внешнее пространство осмыслено в широком градостроительном контексте. Но распластанное многоосевое решение для Тарханянa, Хачикяна и Погосяна осталось нехарактерным примером в сравнении с другими многофункциональными комплексами, спроектированными и осуществленными ими в целостных симметричных объемах.

Между тем именно такая асимметричная композиционная система наиболее соответствует тем главным творческим принципам группы, которые связаны с выражением единства внутреннего пространства, его связи с внешним решением, с использованием большепролетных конструкций.

Дом молодежи в Ереване. Архитекторы А. Тарханян, С. Хачикян, Г. Погосян, М. Захарян, конструкторы — Г. Геворкян, И. Цатурян, С. Багдасарян. Проект 1966 года. Строительство осуществлено в 1979 году. (I-я очередь) — 1987 году (2-я очередь). Эскиз объемно-пространственного решения, разрез

Всего этого в протяженной, многоступенчатой планировке комплекса выразить было нельзя. Длинный марш лестниц от подножья холма до холла высотной гостиницы остался как бы плавной линией, протянутой извне внутрь, но пунктирной в смысле объединения пространств комплекса. Таким же самостоятельным, ограниченным стенами по периметру, явилось и пространство холла гостиницы, перекрытого кессонной плитой из сборного железобетона.

Конструктивный почерк группы нашел воплощение в полносборном решении гостиницы, где одинаковые ячейки номеров каждая в отдельности зажаты во внутреннем монолитном стволе, благодаря чему не связаны между собой (прием «прочитывается» на фасаде), а также в уникальном решении вогнутой мембраны концертного зала.

Дом молодежи — наименее радикальная по формам постройка Тарханяна, Хачикяна и Погосяна. Конечно, беря из прошлого схемы и применяя их к современным композициям, они стремились оставаться в пределах собственной концепции. Эти три оси на плане и череда вертикалей в силуэте — подобные схемы присущи многим историческим комплексам в Армении. И если планировочно весьма сложный организм «врос» в рельеф, его формальные решения, не лишенные узнаваемости, оказались не столь убедительными. «Пустая» арка и особенно «початок» не обладали нужной полновесностью, необходимой для реализации той значительной роли, которую комплекс выполнял в силуэте города.

Как бы ни было, это огромное сооружение (крупнейшее в Ереване) было полностью снесено в начале двухтысячных годов, хотя очевидно, что ни его горизонтальная часть, ни уникальный концертный зал никак не были достойны этой участи.

Работа творческого коллектива — дело всегда сложное, особенно когда нет «главных» и исполнителей.

Дом молодежи в Ереване. Интерьер

«В основном мы работали втроем, сейчас трудно уже понять, кто нарисовал тот или иной эскиз. Из трех всегда существует лучший, который и становится стимулом развития проекта. Наверно, то, что нас трое, помогло пройти нелегкий путь утверждения тех работ, которые мы считаем принципиально важными.

Мы считаем, что архитектор должен брать на себя активную лидирующую роль на всех этапах проектирования и строительства. Особенно важно авторское участие архитектора в строительстве, деловой и творческий контакт со строителями (один из нас всегда на стройке — поэтому Г. Погосян не вошел в авторский коллектив аэропорта Звартноц, работая на строительстве кинотеатра).

При проектировании крупных объектов кто-то из троих брал на себя функции ведущего – главного архитектора проекта. «Назначение» в творческом отношении носило условный характер, но это означало, что нагрузка по организации проектирования и в особенности взаимосвязи с заказчиком и со строителями ложились «на плечи» ГАПа. Это стало твердой традицией группы. Так ГАПом кинотеатра был Г. Погосян, Спортивно-концертного комплекса — А. Тарханян. Город Абовян, аэропорт Звартноц и Дом молодежи вел С. Хачикян.

 

Статья из этой книги:
Купить
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: