Дизайн родом из Сибири

Артем Бегишев — молодой и многообещающий архитектор из Красноярска, занимающийся предметным дизайном. После 12 лет архитектурной практики и работы в ведущих красноярских бюро, решил основать дизайн-бюро Coolhaus, работы которого с 2014 года постоянно можно видеть в числе номинантов престижных премий. Несмотря на известные всем стереотипы о суровых нравах сибиряков, Артем создает впечатление человека, искренне любящего свой край и дело. TATLIN разделяет эту позицию и публикует эссе архитектора и несколько его работ, вошедших в номер журнала TATLIN MONO молодые.   

Первой работой в жизни была работа в мастерской у отца, в 90-х. Все помнят головные уборы из меха, вся страна тогда ходила в шапках из норки, так вот, мой отец занимался разработкой и производством болванок для всех этих шапок. Я с самого детства бегал у него под ногами, а когда немного подрос, пошел шлифовать и красить болванки, позже, когда позволил рост, встал у станка, взял в руки стамески.

В моей жизни за 12 лет практики в архитектуре, к сожалению, было гораздо больше проектов в стол или на полки разным чиновникам. Скажу правду, это пошатнуло мою веру в то, что я на своем месте. Я терпеливо ждал, в каждый новый проект пытался внести частичку себя, своей логики… понятной и простой. В итоге все формализовалось и превращалось в самое обыденное, да и то даже до стройки не доходило. Может быть, это проблема нашего региона, скорее всего именно так. Мне всегда нравилась мысль о предметном дизайне, мебель, светильники, малые архитектурные формы. 

Я решил попробовать, начало получаться, и мне это нравится. Срок реализации одного проекта сократился из пятилетки в один месяц, и я снова открыт чему-то новому, это не может не радовать.

Любимый архитектор — Бьярке Ингельс. Почему? Просто он крут. Я разделяю его логику, мне близок его подход. Он создает будущее уже сейчас! Это вдохновляет. Каждый новый проект это вызов, это новые решения, новый метод. Порой мне кажется, что он немного торопится, даже очень. Современное общество не догоняет его семимильные шаги. Но я все равно не перестаю вдохновляться работами его студии.

Я все время мечтаю! Так или иначе, мечты у всех об одном и том же, чтобы жизнь была счастливее. Архитекторы, хоть и гуманисты по своей сути, тем не менее, гедонизм с ними бок о бок. Поэтому мечтаю вспышками картин воспаленного сознания. Это вроде ярко и красочно, но проблема в том, что сложно выбрать одно важное, что из мечты может стать целью, с сильной мотивацией.

Мне кажется, что архитектурные школы развиваются теперь не географическими границами стран. Сейчас как раз есть школы интернациональных корпораций: ОМА, BIG, Herzog & de Meuron, Zaha Hadid, Miralles Tagliabue EMBT — вот они школы современной архитектуры.

Если говорить о преподавателях в институте, увы, все сложилось не очень хорошо.

С 3-го курса я пошел подрабатывать в архитектурную мастерскую «Тектоника», и там-то я и встретил своих наставников. Считаю, что мне очень повезло с ними. Благодаря им, я погрузился в профессию и получил тот самый «фундамент».

Я верю в то, что в современном мире неважно, где ты живешь, ты можешь быть полезным везде, приносить пользу и творить добро. Главное чувствовать, что ты делаешь это не ради самолюбия. Что касается профессионального роста и вершины карьеры, так тут просто — границ нет, нужно быть каждый день немного лучше, чем был вчера, во всем!

Для критики того, что я делаю, у меня много друзей, которые всегда делятся своими впечатлениями искренне и честно, чем периодически меня дико раздражают. Но эта хорошая злость, она мотивирует делать еще лучше.

Каменка / Труд

Безусловно, каждый проект очень важен и ответственен, и все же коворкинг Каменки особенно важен. Можно сказать словами Дзиро: «Чтобы сделать вкусную еду, нужно есть вкусную еду. В своем деле вы должны пользоваться только лучшим: лучшими материалами, лучшими ингредиентами, лучшей техникой. Вы должны воспитать в себе вкус. Вы не сможете сделать лучшее, если не будете иметь отточенный вкус». Коворкинг — это особое место, здесь люди начинают строить свой бизнес. Важно, чтобы будущие резиденты, соприкасаясь с вещами, воспитывали в себе хороший вкус.

Журнальный стол Mies

Легко собирающийся и разбирающийся компактный стол выполнен из натуральных материалов — зеленого мрамора, нержавеющей стали, натуральной кожи. Все эти материалы были любимы и востребованы в творчестве одного из достойнейших архитекторов — Людвига Миса ван дер Роэ, — в честь которого и назван этот предмет интерьера.

Журнальный стол massee

В основе этого стола лежит работа с минимальным вмешательством в естественные формы материала. Ничего лишнего, только богатство текстуры карагача и лаконичные ножки, которые также могут служить небольшими полочками для хранения книг или журналов.

Журнальный стол crab

Оммаж, посвященный дизайнеру Марко Сауза Сантосу и его креслу Shell, которое стало для меня практически «окном» в мир предметного дизайна, с него началась история моих производственных проб. И в благодарность за столь вдохновенный опыт идея родилась и обрела форму.

Материал из номера:
Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: