Чувствительные к свету

16 ноября в салоне Solo Office Interiors на Звенигородском шоссе состоялся совместный мастер-класс двух нидерландских экспертов в области светодизайна. Марко Тертолен и Гидеон Маасланд часто работают вместе на своих российских проектах, при этом они сотрудники разных компаний. Марко Тертолен — светодизайнер и генеральный директор голландского отделения Modular Ligting Instruments, компании, разрабатывающей архитектурные световые приборы и проекты освещения. Гидеон Масланд — главный архитектор проектов в известном бюро MVRDV.

— Ваш мастер-класс посвящен архитектурному освещению, не могли бы Вы пояснить, в чем состоят его отличительные особенности?

Марко Тертолен (М.Т.) — Архитектурное освещение, то есть то освещение, которое мы предлагаем, обращено к эмоции. Оно неравнодушно ни по отношению к объекту, ни по отношению к зрителю. Это достигается, прежде всего, контрастом — чтобы увидеть и по-настоящему почувствовать красоту света, нужна тень, нужны затененные фрагменты. Кроме того, освещение должно быть разнообразным, каждая функциональная зона требует своего подхода, а разнообразие решений, в свою очередь, отделяет зоны друг от друга, создавая насыщенные сложные пространства. Таким образом, главное правило — избегать монотонности, которая равна равнодушию.

7017 SKYGARDEN. Проект бюро MVRDV. Сеул

Гидеон Масланд (Г.М.) — Светодизайн в наше время — это неотъемлемая часть архитектуры. Световые сценарии интерьеров, картины подсветки фасадов разрабатываются уже на этапе проектирования самого объекта. То же можно сказать и о предметном дизайне — если создается, например, кресло, его сразу же дополняют светильником — он может быть встроенным или существовать отдельно — и он необходим, во-первых, чтобы обогатить функцию этого кресла, во-вторых, чтобы максимальным образом выявить форму объекта, продемонстрировать его в наиболее выгодном свете.

Расскажите о своих проектах в Москве — удается ли вам здесь проводить в жизнь свои принципы архитектурного освещения, и с какими специфическими трудностями вы сталкиваетесь?

М.Т. — Мы уже сделали несколько проектов в Москве. Из крупных могу перечислить университет Сбербанка и Меркурий Тауэр в Сити, кроме того, несколько административных зданий и частных апартаментов. Во всех случаях я полностью реализовал задуманное и доволен результатом.

7017 SKYGARDEN. Проект бюро MVRDV. Сеул

Г.М. — У нас, в бюро MVRDV, как раз позавчера была вечеринка по случаю победы в конкурсе на проект здания на Садовой-Спасской улице. Мы очень внимательно отнеслись к заданию, учитывая, что это не только центр города и одна из его «фасадных» улиц, но и то обстоятельство, что участок находится в непосредственной близости от памятника русского авангарда — здания Наркомзема Алексея Щусева. Это соседство повлияло на выбор материала — комплекс будет кирпичным – и на цветовое решение фасадов.

М.Т. — Если же говорить о трудностях, то это и языковые трудности, и трудности взаимопонимания. У нас в Голландии принято быть очень прямыми и точными — мы просто делаем свою работу, мы коммуницируем открыто, если кому-то что-то не нравится, то он так об этом и говорит. 

Здесь все сложнее, никто никогда не может ничего сказать точно, все решения принимаются непонятным, запутанным путем.

Г.М. — Я думаю, это связано еще с тем, что структуры здесь имеют вертикальный характер, и в них соблюдается строгая иерархия. У нас генеральный директор напрямую общается со стажером, если это необходимо, здесь такого не бывает.

— Понятно, рабочие контакты здесь имеют свои особенности, а что можно сказать по поводу самих проектов — они как-то отличаются от того, что вы делаете для Голландии?

М.Т. — В Голландии мы используем меньшее количество света. Для меня важна идея проекта, поэтому я применяю света не много и не мало, а столько, сколько необходимо именно для этой выработанной концепции. 

Здесь же тенденция такова, что света хотят больше, и мне кажется, далеко не всегда это связано с особенностями географической зоны, где действительно большую часть года занимают короткие световые дни.  

— Вероятно, вы составили свое мнение о том, как выглядит вечернее освещение в Москве, расскажете об этом.

М.Т. — Мы разговаривали об этом как раз вчера, когда ехали на такси из аэропорта. Все здания подсвечены очень ярко, кричаще, на всех подсветка разноцветная и каждое как будто стремится затмить соседа — мне кажется, это не слишком уважительно по отношению к архитектуре. Подсветка должна выявлять структуру и собственный цвет зданий — ведь архитектор, автор сооружения заложил в свой проект особый смысл, он размышлял над ним, и подсветка не должна его искажать. 

Парк-отель Broekhuizen. Архитектор Юдит ван Моурик. Светодизайн Марко Тертолен

Также в Москве очень много рекламы, буквально в каждой витрине реклама, и возможно, каждая из них сама по себе не плоха, но все вместе они создают переизбыток цвета, информации и света. В Европе от такой практики постепенно отказываются, вводят единые правила для оформления витрин, чтобы среда в городе приобрела более изысканный и гармоничный характер. Когда пару лет назад в Амстердаме ради какого-то мероприятия убрали всю рекламу и вывески с улиц, по которым проезжал королевский кортеж, все вдруг увидели, какая прекрасная в нашем городе архитектура. Но ее не видно в обычное время — думаю, все согласятся, что это неправильно. Это одна сторона проблемы. 

А другая состоит в том, что все фонари на улицах Москвы одинакового оранжевого цвета. Они удручают не только своим однообразием, но и тем светом, который дают, — этот свет лишает все предметы цвета, все автомобили становятся одинаковыми, серыми. Сейчас для ночного освещения есть возможность использовать светодиодные светильники, которые дают белый свет и поэтому не изменяют естественных цветов.

— Однако Инго Маурер, человек, которого называют патриархом света, как-то высказался противоположным образом; он сказал, что с появлением новых типов световых приборов светодизайн умер.

М.Т. — Я очень люблю работы Инго Маурера, этот человек знает, что делать со светом, а созданные им светильники всегда несут в себе улыбку. Я думаю, его высказывание относилось к тому периоду, когда эти приборы были еще далеки от совершенства. Я и сам какое-то время назад придерживался подобного мнения, но с тех пор светодиоды претерпели большие изменения, я бы даже сказал, что в последние годы в этой области произошла революция. 

Парк-отель Broekhuizen. Архитектор Юдит ван Моурик. Светодизайн Марко Тертолен

Сейчас цветопередача источников света достигла практически того уровня, который необходим. Например, если раньше ярко-красное кресло при естественном освещении и при свете светодиода выглядело по-разному — светодиод делал его бордовым, то теперь уловить разницу практически невозможно.

— Марко, когда вы разрабатываете свои световые приборы, вы видите их многофункциональными, или возможно наоборот, считаете, что в идеале они должны создаваться индивидуально для каждого конкретного проекта?

М.Т. — В нашей компании несколько подразделений, каждое из них разрабатывает светильники своего направления — для жилых помещений, для офисов, для гостиничного сегмента, для торговли. Однако для больших и значимых объектов мы проектируем индивидуальные светильники в конкретные пространства. Например, для работы над университетом Сбербанка мы создали особую группу, которая занималась только этим проектом, разрабатывая специально для него структуру освещения и все ее составляющие. Сейчас аналогичная группа работает у нас над большим офисным центром в Берлине.

— Возможно, вы сможете поделиться какими-то конкретными, используемыми в светодизайне приемами или своим подходом к разработке проектов.

М.Т. — В начале деятельности на мою концепцию сильно повлияло кино, в частности «Звездные войны», а также работы фотографа Марка Лагранжа. Когда я делаю проект освещения, то сначала работаю с планом, а потом составляю диаграмму света, его распространения и интенсивности в пространстве. Я люблю сочетать отраженный свет с декоративными светильниками, а осветительные приборы размещаю не только на потолке, но и на стенах, в полу.

Г.М. — Я расскажу на примере конкретного проекта. Для Сеула мы разработали довольно необычный и модный в смысле типологии объект, который получил название Skygarden. Это парковые эстакады, которые связали центральную часть города — такие приподнятые над землей зеленые променады. Вечернее освещение выделяет цепочку этих эстакад в пространстве города найденным специально для них розовато-сиреневым светом. 

Там множество мест, где можно присесть, полюбоваться растениями, множество лавочек под деревьями. Перед нами встал вопрос — как правильно осветить дерево, под которым люди будут проводить время.

Здесь важно было добиться интимности обстановки и выявить красоту растений. Осветить дерево сверху или, возможно, сбоку? Мы придумали мягкую подсветку ствола снизу, которая распространяется вверх и, выявляя крону, теряется в ней. Искомый эффект был достигнут. Разумеется, это только маленькая составляющая большого светового проекта, но это иллюстрация того подробного и вдумчивого отношения, который мы осуществляем у себя в бюро.

— Недавно в одном из изданий прошла информация, что сейчас в Голландии дизайнеры составляют десять процентов от всего работающего населения. Возможно, это преувеличенная цифра, но в любом случае понятно, конкуренция на этом рынке в вашей стране очень высока. Расскажите, как вы выживаете в таких условиях?

М.Т. — У нас много дизайнеров, работающих в разных областях, есть еще урбанисты и архитекторы, но все равно, цифра, конечно, завышенная. Но, действительно, для такой небольшой страны у нас довольно большое количество школ дизайна, и в результате конкуренция в профессии высокая.

Парк-отель Broekhuizen. Архитектор Юдит ван Моурик. Светодизайн Марко Тертолен

Г.М. — Когда мы приступаем к проекту, то главное — найти то решение, которое больше всего подходит клиенту, нужно уметь его слушать. В большинстве случаев клиент и сам не знает, что ему нужно, ведь он не профессионал в этой области. Профессионалы мы, поэтому наша задача — разобраться, то есть, слушая клиента, сначала поставить себе вопрос, а потом дать на него ответ. Кроме того мы всегда — и в этом сильная сторона нашего бюро — подходим к проекту концептуально. Иными словами, важна выработка четкой идеи, которая была бы понятна заказчику, для чего мы всегда делаем исчерпывающую презентацию проекта: клиенту не нужно ничего домысливать, пытаться представить себе как это будет, он точно понимает наше предложение.

М.Т. — В деятельности компании Modular, которую я здесь представляю, есть две составляющих. Первая — это прекрасные, очень красивые светильники, которые мы производим, и которые нравятся многим архитекторам и дизайнерам, и они с удовольствием используют их в своих проектах. А вторая — это собственно свет, проекты освещения, которые мы разрабатываем для конкретных интерьеров и зданий. И мы преуспели в обеих областях, показателем чего служит постоянное наличие у нашей компании заказов. Наша компания существует уже 37 лет, мы начали применять встроенные светильники еще в 90-е годы. Сейчас на сайте нашей компании можно найти исчерпывающую информацию о каждом нашем осветительном приборе с подробными характеристиками — это удобно и архитекторы с удовольствием работают с нами. В течение девяти лет на рынке наблюдался кризис, однако и в это время мы не сидели без работы, теперь кризис закончился, и у нас так много заказов, как никогда. 

Подписка на журнал
Получите электронную версию книги бесплатно
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: