Фонд Prada

    • Объект
      Fondazione Prada
    • Место
      Италия, Милан, Largo Isarco, 2
    • Заказчик
      Fondazione Prada
    • Архитекторы
      OMA
    • Общая площадь
      18 900 м²
    • Год
      2015

За последнее десятилетие экспансия художественной среды сказалась не только на форме существования искусства, но и на характере его репрезентации. Так, уже никого не удивишь грандиозным открытием галереи на территории заброшенной фабрики или проведением биеннале, ориентированной исключительно на индустриальную специфику.

Использование промышленных (или постпромышленных) пространств обрело статус не просто модного тренда, на который охотно клюют инвесторы, но и стало элементарно привлекательным ходом, способным при верном выборе вектора спровоцировать как художников, так и архитекторов на новое «звучание» и большие жесты. Музейно-выставочный комплекс Фонда Prada, спроектированный на промышленной окраине Милана Ремом Колхасом, является тому прекрасным подтверждением.

Прада и Бертелли относятся к искусству с той же отчаянной страстью, что и к фэшн-индустрии — правда, чего и следовало ожидать, их меценатские маневры нередко трактуются неверно. Действительно, после открытия Фонда Louis Vuitton в Париже многие стали воспринимать реверансы от модных домов в сторону художеств в качестве скрытых маркетинговых ходов. Но в случае с Prada все выглядит более чем убедительно: фонд существует с 1993 года и по-прежнему позиционирует себя в качестве площадки для исследования традиционных и экспериментальных видов совриска и культуры, проще говоря, «форпоста для анализа современности». Что греха таить, порой хочется слепо верить в добрые инициативы и реальную работу грантовых систем, направленную не на повышение продаж фирменных сумочек, а банальное культивирование чувства прекрасного.

Спустя четыре года после того, как Фондовые коллекции обосновались на Гранд-канале в Венеции, PRADA открывает новый штаб в старом комплексе ликеро-водочного завода на юге родного Милана. В потрепанной промышленной зоне, неподалеку от железнодорожных путей и кольцевой дороги, разместилась очередная площадка для творчества — профинансированная, в отличие от прочих европейских платформ, по частной инициативе.

Вопроса относительно выбора архитектора для проектирования будущего комплекса не могло быть и в помине — 15-летний союз Колхаса и Прады можно сравнить с грандиозным браком вечно пытливых умов. Результаты их совместной деятельности варьируются от флагманских магазинов в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе до амбициозного павильона-трансформера в Сеуле, который способен изменять конфигурацию этажей и фасадов. Поэтому немудрено, что словам культурных обозревателей хочется доверять — как показывают наблюдения, секрет успеха отношений двух мастеров кроется в либеральном покровительстве великой Миуччи и одобрении желаний Колхаса. Соотнося друг с другом реализованные ими проекты, становится ясно, что архитектору дозволяется каждый раз переписывать все чуть ли не с нуля.

Теперь часть знаменитой коллекции искусства разместилась внутри семи старых заводских корпусов (складов и лабораторий), а также трех новых — Музее, предназначенном для проведения временных выставок, Башне в 9 этажей, где будет демонстрироваться собственная коллекция фонда Prada, и кинотеатре, предназначенном для показов фильмов и установки мультимедийных инсталляций. Все части комплекса отличаются друг от друга как визуально, так и типологически — по словам самого Колхаса, подобное разнообразие архитектуры, своего рода контраст пространств, не просто презентует искусство в ином качестве, но и «способствует созданию оригинальных проектов». Архитектор рассчитывал сконструировать современную многофункциональную систему, уводящую от привычного понимания экспозиционной политики, при этом, не порывающую начисто с «духом места».

Для Рема Колхаса, часто называемого в профессиональных кругах ортодоксальным модернистом, тема «сохранения» играет одну из ключевых ролей — правда, трактует он ее несколько глубже, чем повторное эксплуатирование оболочки — в понимании архитектора исходный вид не всегда определяет характер и уникальность объекта.

Поэтому, вне всяких сомнений, желание революционизировать облик заброшенного заводского комплекса определяет Колхаса как мыслителя-концептуалиста, умеющего совместить несколько разнонаправленных идей в едином целом, не давая одной возобладать над другой. Так и с новым «храмом искусств» от Prada — моментом объединения, на метафоричном и конструктивном уровне, служит внутренний двор, задышавший полной грудью только после сноса одного из старых зданий.

За исключением этого вмешательства, винокуренный завод, выстроенный в начале прошлого века в так называемом итальянском индустриальном неоклассицизме, был сохранен полностью. Все заводские постройки, с виду довольно однообразные, остались на прежних местах, и, дабы избежать скученной блеклости фасадов, Колхас решается на эксперимент с расцветкой. Так, заводская башенка целиком покрывается сусальным золотом (по заверению архитектора, 4 кг драгоценного металла выходит немногим дороже мрамора), в то время как поверхности остальных зданий начинают играть белыми, черными и серебристыми цветами. Во всем этом комплексе, представляющем собой выдержанную комбинацию старого и нового, четко прослеживается позиция автора, любящего использовать базовые типы пространств одновременно — горизонталь, вертикаль и глубину. Действительно, первый из типов отчетливо виден в отдельной выставочной коробке из стекла и алюминиевой пены, в качестве вертикали выступает «башня», а глубину олицетворяет темный «кинотеатр», помещенный под землей. Гуляя по открытым дворикам и закоулкам, отмечая про себя простоту и бережливость ансамбля, вы поймете — что сущность Колхаса-теоретика, действующего в соответствие с лично выработанными архитектурными принципами, просвечивает буквально всюду. Несмотря на некоторую скромность Фонда, важно помнить, что данный музейно-выставочный комплекс строился ни больше, ни меньше, а 8 лет. Одновременно с этим Колхас продолжал плотно сотрудничать с Prada, проводить исследования на тему шопинга как культурного развлечения, публиковать статьи и направлять студентов московского института STRELKA — то есть, укреплять свои позиции на нескольких поприщах единовременно. Поэтому то, что представляет собой миланский Фонд, можно смело назвать вещью символичной, в которой последовательно воплотились все наработки Рема Колхаса — архитектора и ловкого коммуникатора в одном лице.

Статья из этого издания:
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: