10 вопросов Kleinewelt Architekten

Бюро Kleinewelt Architekten началось с дружбы и творчества. Сергей Переслегин и Георгий Трофимов вместе работали в российско-швейцарской архитектурной студии, в это же время Сергей преподавал в МАрхИ — курировал проектную деятельность студентов третьего и четвёртого курсов. Друзья часто приглашали зарубежных архитекторов и совместно работали над конкурсными проектами. Скоро к будущему бюро присоединился Николай Переслегин. Совместная работа показала, что архитекторы отлично понимают друг друга. В 2012 году Николай, Сергей и Георгий снова объединились для разработки проекта бизнес-центра «Новокузнецкая, 7/11», на этот раз не просто в команду друзей, а в архитектурное бюро. Много проектов спустя его основатели стали героями выпуска TATLIN Mono #57

— Каким качеством надо обладать, чтобы основать своё бюро?

Георгий Трофимов (Г.Т.) — Одновременно многими: серьёзностью и авантюризмом, творческим началом и точностью.

Николай Переслегин (Н.П.): — Любовью.

Сергей Переслегин (С.П.): — Нужно обладать безграничной фантазией.

— С какими стереотипами об архитекторах вы встречались?

Н.П. и Г.Т. — Что они снобы.

С.П. — Что архитекторы всё знают.

— С кем бы из архитекторов прошлого вы бы хотели поговорить?

Н.П. — С Фёдором Лидвалем.

Г.Т. — Ле Корбюзье и Мисом ван дер Роэ.

С.П. — С Иктином и Калликратом.

— Любимая книга?

Н.П. —«Бодался телёнок с дубом» Солженицына.

Г.Т. — Не могу назвать какую-то одну книгу самой любимой.

С.П. — «Война и мир».

— Кто из партнёров пьёт больше всего кофе?

Н.П. — Георгий Трофимов.

С.П. Георгий.

Г.Т. — Скорее всего, я.

— Опишите стиль вашего бюро в трёх словах.

Н.П. — (Постоянный) поиск, заинтересованность, погружённость.

Г.Т. — Мы придумали для этой цели такой термин — чувственный функционализм.

С.П. — Строгий, лаконичный, при этом эмоциональный.

Сергей Переслегин, Георгий Трофимов и Николай Переслегин

Команда бюро Kleinewelt Architekten

— Какое здание вы бы хотели снести немедленно?

Н.П. — Я бы немедленно снёс Мавзолей В.И. Ленина, а также памятники ему по всей стране, которые есть даже у каждого провинциального вокзала. Но поскольку Мавзолей — это постройка Алексея Щусева, то я сторонник того, чтобы переоборудовать его, переосмыслить и перезагрузить, если это возможно.

Г.Т. — Таких зданий очень много, их умозрительный портрет — неумелые стилизации под исторические эпохи.

С.П.Офисный центр на пересечении Садовнической набережной и улицы Балчуг.

— Кем вы хотели стать в детстве?

Н.П. — Сначала лётчиком, потом дипломатом, потом архитектором.

Г.Т. — Конструктором, актёром и программистом.

С.П. — Кем я только не хотел стать! Помню, что среди вариантов был лётчик.

— Что самое трудное в профессии архитектора?

Н.П. — Стать архитектором, а не называться им после получения диплома. Можно построить миллион квадратных метров помещений разного назначения, но так и не вникнуть в суть профессии, которая в своей глубине сочетает так много составляющих. Надо не только иметь вкус, уметь рисовать, знать конструкции и инженерию, уметь общаться со строителями и представителями власти, заказчиками, уметь убеждать, но также нужно иметь стержень, который будет являться внутренним барометром. Архитектор должен обладать в хорошем смысле уверенностью в том, что он делает.

Г.Т. — Архитектура — это счастье, оно не может быть трудным.

С.П. — Не терять концентрацию, постоянно работать на результат и ни на секунду не расслабляться.

— Что самое лучшее в профессии архитектора?

Н.П. — Чувство принадлежности к материальной культуре, которая останется после тебя.

Г.Т. — То чувство, когда несколько линий, нарисованных на листе бумаги, материализуются в объект.

С.П. — Возможность оказаться внутри пространства, которое сам придумал, это материализация творчества. Каждый раз большое счастье.

Еще об этом:
Купить
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: