Татлин в Свердловске

Нося имя Владимира Татлина и, соответственно, с огромным пиететом относясь к его личности, издательство TATLIN долгое время не касалось творчества этого великого художника. Но в прошлом году, в канун 130-летнего юбилея мастера, мы изменили ход вещей и издали книгу «Башня Татлина. Опыт графической реконструкции памятника мировой архитектуры», посвященная, пожалуй, главному проекту Татлина — «Памятнику III Коммунистическому Интернационалу». И сегодня, в 131 день рождения Татлина, мы впервые публикуем материал о его пребывании в Свердловске. 

В конце 1936 года в социалистический город Свердловск приехал заслуженный деятель искусств Страны Советов В.Е. Татлин, более известный как художник-конструктивист Владимир Татлин. Местом его новой работы стала улица Вайнера и здание «Торгового Дома Второва» начала XX века, пострадавшее во время пожара 1926 года и перестроенное в новомодном стиле конструктивизм под «Драмтеатр».

Часть улицы Вайнера после 1930 года, на месте сгоревшего магазина было возведено первое здание Театра драмы.

О своем намерении вернуться в театр Владимир Татлин заявил еще в январе 1933 года на персональном вечере в Московском клубе художников. И уже через три года он едет, как модный столичный сценограф, в Свердловск.

Получив предложение от Свердловского драматического театра оформить спектакль «Пушкин» в постановке режиссера Б.Г. Рощина, он создает условную, обшитую фанерой сценическую коробку, выполненную в стилистике «конструктивизма». Хотя самого «Пушкина» художник все-таки оставил в классическом виде, как и сами декорации, насыщенные характерными предметами быта середины XIX века. Не совсем «удовлетворенные» работой Татлина местные театроведы писали: «…символом бюрократии становится огромных размеров папка — донос на Пушкина. Она “оживает” в руках Булгарина, подсказывает ему текст, подобно суфлеру».

Афиша спектакля «Пушкин» А. Глобы, прошедшего 28 апреля 1937 года в Свердловске. 

Вообще, одного из известнейших конструктивистов эпохи в Свердловске не жаловали. И, возможно, на это были свои причины. Как вспоминал архитектор Геннадий Белянкин, основатель местной архитектурной школы, Константин Бабыкин, пригласивший художника Татлина к себе в гости, жаловался: 

«Абсолютно безграмотный в архитектуре человек. Ничего не понимающий в архитектуре человек. Абсолютно ничего не понимает. Я попытался поговорить с ним об архитектуре...». Но вспоминал это основатель уральской архитектурной школы с улыбкой и очень доброжелательно.

А Владимир Татлин тем временем в Свердловске поселился в квартире у своего ученика по ВХУТЕИНу. В квартиру карикатуриста газеты «Уральский рабочий» Андрея Викторовича Кикина въехал новый постоялец, которого «ответственный квартиросъемщик» называл исключительно «Учителем». С Андреем Кикиным он познакомился еще в 1924 году, когда стал преподавать последнему в Московском художественном институте ВХУТЕИН. Именно в те годы молодой студент и начал свою творческую карьеру в качестве иллюстратора в сатирическом журнале «Крокодил». А уже в 1931 году перебрался с женой Людмилой Яковлевной и трехлетним сыном Далем в Свердловск, поступив на работу художником в редакцию газеты «Уральский рабочий». Правда, тогда он, конечно же, старался не упоминать о том, что был совсем не рабочего происхождения, закончил с золотой медалью Александровский дворянский институт и свободно говорил на трех языках.

Редакция газеты «Уральский Рабочий», Свердловск, 1930-е годы.

В конечном счете, именно эта дружба и проживание столичного художника сыграли с учеником «плохую службу». Однажды, в декабре 1937 года, в его квартиру постучал сотрудник НКВД, живший в этом же подъезде. Он тихо сообщил: «Андрей Викторович, на Вас пришел донос. Мой Вам совет: уезжайте. Искать Вас, скорее всего, не будут…».

Спешно бежав с Урала, Андрей Викторович с семьей обосновался в городе Горьком, где их и застала Великая Отечественная война 1941 года. Теперь он уже не рисовал, а чертил проекты боевых машин на эвакуированном артиллерийском заводе «Новое Сормово». И вновь его соседом по квартире на улице Краснофлотской, 112 на четыре месяца 1941–1942-х годов стал эвакуировавшийся столичный художник В.Е. Татлин. Тогда же он привез еще и своего сына Владимира. Именно из квартиры Кикиных сын художника Татлина ушел на фронт, и в этом же, 1942 году, погиб от пули немецкого стрелка.

Фонтан с лягушками А.В. Кикина в Свердловске.

Эвакуация застала тогда художника Татлина 14 октября 1941 года, когда Московский союз художников объявил своим членам, что их с семьями «эвакуируют в Новосибирск». Утром 16 октября 1941 года Совинформбюро передало, что немцы пытаются прорвать оборону под Москвой. В столице царила паника, и он спешно на грузовике отправился на Казанский вокзал для того, чтобы сесть в поезд, сформированный Комитетом по делам искусств. Среди его соседей оказались Дмитрий Шостакович и Ираклий Андроников, Любовь Орлова и Юрий Левитан.

Владимир Татлин же ходил ко всем в гости, держа в руках огромную бандуру собственного изготовления, и пел с сыном Володей, «белобрысым и белоглазым молчаливым юношей», даже не подозревая, что скоро простится с ним в «пламени войны» навсегда.

Вид на главную площадь города Сатка, Челябинская область.

А в это время в городе Сатка Челябинской области, среди деревянных домиков местных рабочих, доживал свой век первый реализованный монумент, созданный по идее Владимира Татлина. Памятник 1920 года, посвященный павшим в борьбе за Октябрьскую революцию, стал стилизованной копией того «бесцветного конструктивизма» Татлина, который он задумывал в грандиозном монументе III Коммунистическому интернационалу, «Башне Татлина».

Художник же Татлин, закончив свой театральный заказ в Свердловске 1937 года, вернулся в Москву, получив вскоре новое назначение — главного художника павильона животноводства на Всесоюзной Сельскохозяйственной выставке. 

Статья по теме:
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: