Рокфеллеровский центр в цифрах

В он-лайн библиотеке издательства можно ознакомиться со вторым выпуском журнала «Архитектура за рубежом», изданным в 1935 году. TATLIN делится с опубликованной в нем статьей «Рокфеллеровский центр в цифрах» А. Венедиктова. Автора привлекла богатая история создания Рокфеллеровского центра: как большой участок земли в итоге стал одним из крупных офисных центров. Он задается вопросом, насколько выгодно было строительство такого масштабного здания для Рокфеллеров, ведь в ходе исследования появляются цифры об эксплуатации огромного пространства, в которое входит оперный театр, мюзик-холл и три корпуса для консульств иностранных фирм, и эти цифры малы. Владельцы в самом начале эксплуатации здания, которое впоследствии становится одним из самых известных достопримечательностей Нью-Йорка, претерпевают больше убытков — к чему и приходит Венедиктов в ходе своего исследования.

Недавно в американских газетах появилось сообщение о том, будто недостроенный знаменитый Рокфеллеровский центр уже начал приносить доход и 80 процентов площади уже сдано в эксплоатацию. И это в то время, когда в одном из «небоскребов» на том же Пятом авеню занято лишь 28 процентов площади, а соседний дом, выстроенный в 1930 году, пустует на 90 процентов. Пресса, близкая Рокфеллеру, восхваляла хозяйственную мудрость миллиардеров, сумевших подвести твердую материальную базу под свое еще незавершенное предприятие. Но в газетах других ориентации нашлись скептики, которые не только истолковали по-иному опубликованные данные, но добавили к ним и другие цифры, омрачившие радужные краски картины.

Интересна история возникновения так называемого Рокфеллеровского центра. В 1801 году профессор Давид Хозак приобрел под ботанический сад за 4 807 долларов участок земли, находившийся в 6,5 км от Нью-Йорка. Участок, повидимому, оказался неподходящим для той цели, для которой он был куплен. Профессор вложил в него около 100 тыс. долларов и продал его в 1810 году штату Нью-Йорка за 74 268 долларов. В 1814 году новый владелец земли пожертвовал его Колумбийскому университету. Нью-Йорк рос, и университетский участок очутился, наконец, в черте города; в одном направлении его ограничивали Пятое и Шестое авеню, в другом — Сорок седьмая и Пятьдесят первая улицы. Вместе с ростом города увеличивались цены на недвижимость: лет 25 назад был продан квартал между Сорок седьмой и Сорок восьмой улицами за 3 млн. долларов; остальные три квартала (46 092 мг), лишь частично застроенные незначительными зданиями, оставались во владении университета.

В 1928 году мысль о застройке пустующего участка пришла почти одновременно Колум­бийскому университету и опере «Метрополией», нуждавшейся в новом помещении. Но и опере, и университету пришлось обратиться за поддержкой к известному своей благо­творительной деятельностью Рокфеллеру: своих средств было недостаточно. Миллиардер заинтересовался предложением дирекции оперы: его прельстила возможность выстроить самый большой в мире оперный театр. Для составления проектов были приглашены десять лучших архитекторов. Но все представленные проекты Рокфеллером и его экспертами были отвергнуты, так как в них был один и тот же недостаток: здания не обещали прибыли, а благотворительную деятельность Рокфеллера в Америке не без основания называют «шестипроцентной филантропией», т. е. приносящей 6 процентов прибыли.

Радиотеатр

Как раз в это время поступило предложение Рокфеллеру от американской Радиокорпорации вступить акционером в один из филиалов корпорации, так называемый Радио-Кейт-Орфеу (Radio-Keilir Orplieum — R.К.О.), и выстроить Нью-Йоркский Радиоцентр. Предложение показалось Рокфеллеру выгодным, и строительство оперного театра было отложено.

Новый проект составляли семь архитекторов: Рейнгард, Гофмейстер, Гуд, Фуйлу, Кор-бетт, Гаррисон и Мак-Мэррн. Кроме основного семидесятидвухэтажного здания, в комплекс вошли здание для R.К.О. с огромным мюзик-холлом на 6 тыс. мест, оперный театр, два здания для контор и учреждений и, наконец, так называемый International Row — три корпуса для консульств и торговых фирм Франции, Англии и Италии. Четвертый корпус, по предположениям американцев, предназначается для СССР. Кроме того, проектом предусмотрено оборудование в центральном здании театрального помеще­ния, двух кинотеатров, радиостудий и подземных складов. Таким образом, функции предполагаемых сооружений перешли далеко за пределы обслуживания Радиокорпорации, и Радиоцентр стал называться Рокфеллеровским центром.

Стенная живопись большого фойе

Под строительство отвели участок в 51 342 м² и приступили к работам. Строили упорно, несмотря на кризис, и в настоящее время вполне закончено центральное здание, здание R.К.О. с мюзик-холлом и почти готовы французский и английский корпуса. Не раньше 1940 года обещают выстроить сорокапятиэтажное здание с конторскими помещениями, а место, где будет оперный театр, пока отведено под стоянку автомобилей. Однако и теперь Рокфеллеровский центр, в который уже вложено 110 млн. долларов, может считаться одной из достопримечательностей Нью-Йорка. Для привлечения съемщиков были пущены в ход все средства. Были приглашены художники и скульпторы для декоративной отделки здания. Их произведения не обладают высокими художественными достоинствами (в особенности скульпторов), но зато безукоризнен материал отделочных работ: мрамор и бронза вестибюля, красное дерево и медь театрального зала, золоченые и посеребренные зеркала фойе мюзик-холла. Усиленно работал и Отдел рекламы (Publicity). Кроме объявлений в газетах и журналах, применялись и другие способы привлечения внимания: в радиостудию приглашались для докладов все местные и европейские знаменитости вплоть до Эррио; в помещениях небоскреба устраивались выставки; в одном из верхних этажей поселили популярнейшего в Америке чемпиона по бриджу — Эли Кульбертсона; была организована специальная бэйзбольная команда Рокфеллеровского центра и т. д.

В результате занята большая часть вновь выстроенных зданий.

Но действительно ли прочна материальная база, подведенная Рокфеллерами под свое предприятие? Прежде всего нужно отметить, что под здания отведено лишь 40 314 м² (остальное занимают улица и площадь). Из них 11 302 м² еще не застроены, 5 403 м² на­ходятся под строящимися зданиями. Таким образом, используется полностью лишь около ⅗ всего участка.

Затем, если оставить в стороне оба театра, то окажется, что главное здание с полезной площадью в 188 тыс. м² эксплоатируется на 80 процентов.

Здание R.К.О. с полезной площадью в 30 700 м² эксплоатируется на 56 процентов.

Английский корпус — в 7 000 м² — эксплоатируется на 81 процент.

Французский корпус — в 7 000 м² — эксплоатируется на 60 процентов.

Подземные склады — в 1000 м² — эксплоатируются на 100 процентов.

То есть: из 233 700 м² полезной площади эксплоатируется 76 процентов. Другими словами, все съемщики могли бы разместиться в одном главном здании.

Эксплоатация Рокфеллеровского центра приносит его владельцам ежегодный убыток в 2 с лишним миллиона долларов.

Человек, близко стоящий к Рокфеллерам, на вопрос, «что интересует мистера Рокфеллера больше всего в его предприятии: архитектурный проект, строительная техника или декоративные работы», ответил: «Возвращение капиталовложений».

Материал из журнала:
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: