Градостроительные ансамбли — основа художественного образа города

Единый архитектурный замысел — это главная особенность социалистического градостроения. Однако проблема целостного ансамбля как синтеза архитектуры — искусства организации пространства и живописи и скульптуры — изобразительных искусств, отражающих все жизненное многообразие окружающего мира в застройке города в 70-е годы XX века  приобретает все большее значение. Г. Орлов и К. Держинский считали, что ансамбль, соединяя простран­ственную и изобразительную форму, способен эстетически обогащать образную содержательность среды жизнедеятельности человека, формируя композиции исключительно высокого идейно-художественного звучания. К сожалению, на пути к этому существовало множество организационных трудностей, препятствующих реализации ансамблевой застройки.

В скором времени на сайте издательства TATLIN откроется онлайн-библиотека изданий по архитектуре, искусству и дизайну ХХ века. Мы продолжаем публиковать фрагменты текстов и статьи из изданий, вошедших в нашу виртуальную коллекцию. Ниже — глава из брошюры «Советская архитектура. Творческие проблемы», подготовленной и изданной Г. Орловым и К. Держинским в 1977 году.

Главная особенность социалистического градостроитель­ства заключается в том, что все строительные и рекон­структивные работы в масштабе города проводятся по единому плану и архитектурному замыслу. Это относит­ся не только к реализации научно обоснованной струк­туры, обеспечивающей правильное функционирование городского организма, но и к формированию архитек­турно-художественного облика города и его частей на основе ансамблевого принципа застройки (в крупных городах создаются системы архитектурных ансамблей).

Проблема ансамбля стала особенно актуальной в на­ши дни, когда интенсивно застраиваются и реконстру­ируются городские центры, центры новых жилых рай­онов и промышленных зон. Сейчас проектируются и осу­ществляются крупные городские центры общественно-политического, административного, культурно-зрелищно­го и мемориального назначения в Ульяновске, Ташкен­те, Ашхабаде, Алма-Ате, Перми, Архангельске, Йошкар-Оле, Владивостоке, Новороссийске, а также в новых го­родах: Тольятти, Набережных Челнах, Зеленограде и многих других. Архитектурная трактовка некоторых из этих ансамблей, их масштабность, новизна и современ­ность объёмно-пространственного построения определя­ют своеобразие и индивидуальность городов.

Роль ансамбля в формировании облика города и его центра, индивидуальный подход к решению конкретной архитектурной задачи можно проиллюстрировать на примерах застройки центральных площадей Ташкента и Ашхабада.

Обе площади — столичные, общественные. Но первая — тор­жественная, предназначенная для демонстраций, шествий, парадов, носит ярко выраженный характер политического, административно­го центра столицы Узбекской ССР. Вторая площадь — место для празднеств, гуляний, отдыха, поэтому тема ее разработки и архи­тектурно-художественный образ другие.

На площади Ленина в Ташкенте {арх. Б. Мезенцев, Л. Адамов, А. Якушев и др.) расположены правительственные и администра­тивные здания. Отсюда их крупные размеры н представительность, соответствующие масштабам полуторамиллионного города; конт­растность композиционных решений зданий — высотность одних и протяженность других; динамичность градостроительной трактовки площади, подчеркнутая эффектной «стеной» водяного каскада.

Тбилиси. Инженерный корпус Министерства автодорожной промышленности Грузинской ССР. Арх. Г. Чахава, З. Джалагания, инж. Т. Тхилава, А. Кимберг

На Ашхабадской площади им. Карла Маркса главное здание — библиотека, которая и определяет ее характер как центра культуры. Архитектура этого во многих отношениях примечательного здания получила очень высокую оценку. Автор проекта Библиотеки им. К. Маркса арх. А. Ахмедов и другие участники этой работы в 1976 г. удостоены Государственной премии СССР. Они по-новому, разнообразно, крупно и пластично проработали «архитектуру земли», органически увязав ее с архитектурой зданий библиотеки и Управления Каракумстроя. Из монолитного бетона (как и другие здания на площади) выполнена сложная система протяженных массивных подпорных стенок, отдельных геометрических объемов, водоемов, цветочниц, скамей и пр. Все эти элементы как бы перерастают в выразительные, эмоционально насыщенные формы здания библиотеки. Из-под палящего солнца человек попадает в прохладу ее внутренних затененных дворов. В этом комплексе можно видеть также черты подлинного синтеза искусств.

Перечень выразительных, по-современному задуманных и уже осуществленных архитектурных ансамблей можно было бы продолжить. Они создаются в столицах и городах многих наших республик. Складывается, например, интересный ансамбль городской площади в Алма-Ате, где ведущими зданиями являются Дворец им. В. И Ленина (арх. Н. Рипинский, В. Ким, Л. Ухоботов и др.) и строящаяся высотная гостиница. Крупный и идейно значительный ансамбль формируется при въезде в Ленинград со стороны Московского шоссе и Пулковского аэропорта. Архитектор С. Сперанский и его группа задумали и планомерно осуществляют застройку современной по своему архитектурному облику площади Победы. Ее композиционным центром стал монумент в честь героических подвигов защитников Ленинграда.  

Тбилиси. Грузинская государственная филармония. Арх. Чхенкели, скульптор М. Бердзенишвили. Государственная премия Грузинской СР 1973 г. 

Проблема синтеза архитектуры и монументального искусства в застройке современного города, в формиро­вании его идейно-художественного образа и его ансамб­лей приобретает в последние годы все большее значе­ние. Естественно, дело не в том, что образная вырази­тельность архитектурной формы сама по себе недоста­точна и требует дополнительного своего раскрытия средствами монументальной скульптуры и живописи. Отнюдь нет, и об этом свидетельствуют многочисленные примеры из истории градостроения. Однако красота го­рода может быть духовно обогащена памятниками, мо­нументами, фресками и мозаикой. Если архитектура — искусство организации пространства и пространствен­ных форм, вызывающее в человеке обобщенный эмоци­ональный художественный образ, то скульптура и жи­вопись — искусства изобразительные, отражающие жиз­ненное многообразие окружающего нас мира. Именно поэтому синтез архитектуры и монументального искус­ства, создавая высокохудожественный сплав простран­ственной и изобразительной формы, способен формиро­вать ансамблевые композиции исключительно высокого идейно-художественного звучания, эстетически обогащать образную содержательность среды жизнедеятельности человека.

Мы знаем о том, что всенародное признание получил памятник героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане в Волгограде (скульптор Е. Вучетич, арх. Я. Белопольский и др.), который доминирует в силуэте города. Вносит активный идейно-образный акцент в застройку Тбилиси статуя «Мать-Грузия» (скульптор Э. Амашукели). Роль силуэтного акцента в ансамбле главных магистралей г. Еревана играет обелиск в честь 50-летия Великого Октября (арх. Д. Торосян и С. Гурдзанян). Эмоциональный художественный образ памятника защитниками г. Мурманска, сооруженного на одной из окаймляющих город сопок (скульптор И. Бродский, арх. И. Покровский и др.), обогащает пространственные характеристики центральной части столицы Советского Заполярья. В последние годы сооружен ряд удачных памятников, органично вписавшихся в застройку  городских площадей и магистралей. Среди них памятник II. К. Крупской в Москве (скульптор Е. Балашова, арх. В. Воскре­сенский), памятник В. И. Ленину в г. Горьком (скульптор Ю. Не­рода, арх. В. Воронков, Ю. Воскресенский), памятник архитектору А. Таманяну в Ереване (скульптор А. Овсетян, арх. С. Петросян) и многие другие.

Баку. Гостиница «Азербайджан». Арх. М. Усейнов

Говоря об ансамблях, в частности, ансамблях обще­городских центров, естественно обратиться и к градо­строительной практике нашей столицы. Как известно, в 1971 г. был утвержден новый генеральный план разви­тия Москвы. После этого Московский городской коми­тет КПСС и исполком Моссовета приняли ряд решений по застройке и благоустройству центра города.

Разработка проекта детальной планировки централь­ного ядра Москвы и проектов ряда площадей по Садо­вому и Бульварному кольцам, конкурс на архитектур­ные идеи формирования центров планировочных зон столицы стали заметными творческими событиями в деятельности московских зодчих. Обсуждения этих работ в Союзе архитекторов СССР, с одной стороны, выявили серьезные профессиональные достижения веду­щих архитектурных коллективов, а с другой — вскрыли определенные недостатки. Если конкурсные проекты планировки и застройки центров планировочных зон Москвы были выполнены с определенным творческим размахом, то проекты застройки площадей центрально­го ядра Москвы, разработанные в последнее время, страдают отсутствием впечатляющих композиционных замыслов, чувства нового в решении планировочных и транспортных проблем, робостью силуэтных характери­стик застройки.

Рига. Административное здание. Арх. Я. Вильциньш, А. Удрис, А. Станиславский, инж. Велдрумс

За последние несколько лет в центре Москвы были предприняты значительные реконструктивные работы. Построены крупные административные, гостиничные и жилые здания, пробиты новые магистрали. Однако при этом не всегда учитывалось историко-культурное значе­ние центра столицы, существующее градостроительное окружение. Поэтому понятна та большая осторожность, с которой в настоящее время рассматриваются и реша­ются вопросы застройки его важных градостроительных узлов.

Задача превращения Москвы в образцовый коммуни­стический город со временем потребует создания и в ее центральной зоне, на месте амортизировавшейся мало­этажной застройки, целого ряда новых градостроитель­ных образований, соответствующих значению и масшта­бу столичного центра. Естественно, что при их проекти­ровании и строительстве необходимо сохранить и ком­позиционно выявить ценные памятники архитектуры, учесть и тактично использовать характер планировочной структуры и сложившейся застройки этой ценнейшей в историческом отношении части города. Новые вырази­тельные ансамбли площадей, окружающих по Бульвар­ному и Садовому кольцам сердце города — Москов­ский Кремль, должны обеспечить центру Москвы то архитектурное и идеологическое звучание, которое по­добает ему как центру первой в мире столицы социализ­ма, олицетворяющей социально-культурный и научно-технический прогресс.

Вильнюс. Дворец бракосочетания. Арх. Г. Баравикас, инж. А. Катилюс

Сложные задачи сочетания старого и нового в за­стройке нужно обдуманно и обоснованно решать и при реконструкции других исторически сложившихся горо­дов. В этой связи государственные органы по строитель­ству и архитектуре, архитектурная общественность, рес­публиканские общества охраны памятников истории и культуры провели обстоятельные обсуждения проблем сохранения архитектурного наследия прошлого и вклю­чения его в современную застройку. В последнее время такие обсуждения состоялись в Ташкенте, Тбилиси, Ри­ге. Рассматривались генеральные планы и проекты де­тальной планировки центров Владимира, Костромы, Ярославля, Калуги, Тулы, Новгорода, Смоленска, То­больска и многих других.

Один из наиболее удачных и интересных примеров включения новых зданий в ткань исторической застройки — туристический комплекс в Суздале (руководитель — арх. М. Орлов), Современный мотель для автотуристов и другие новые здания, построенные практически в центре этого уникального по обилию памятников архитектуры города, удивительно органически вписались в застройку и природный ландшафт Суздаля. Примеры удачного решения этой задачи можно найти в Вильнюсе, Риге и других городах.

Сохранение памятников архитектуры, их умелое и бережное использование для современных нужд, созда­ние в некоторых районах исторических городов охран­ных зон со строгими требованиями к архитектуре, масш­табу и силуэту новой застройки, превращение наиболее цепных в архитектурно-историческом отношении частей этих городов в архитектурные ансамбли-заповедники — все эти задачи приобретают в современной отечествен­ной градостроительной практике первостепенное значе­ние, становятся особенно актуальными в связи с приня­тым в 1976 г. «Законом об охране и использовании па­мятников истории и культуры».

В создании городского ансамбля, в формировании стиля и образа архитектуры особую роль всегда играли общественные здания. Возможность применять в них прогрессивные конструкции, придать зданию индивиду­альную пластическую характеристику средствами объ­емно-планировочной структуры, применение широкой па­литры отделочных материалов позволяет создать обще­ственные здания значительной художественной вырази­тельности.

Повышению качества архитектуры общественных зданий и в первую очередь зрелищных зданий в большой степени способство­вали улучшение в последние годы типовых проектов (например, ки­нотеатров, за что арх. Д. Солопов, М. Бубнов и другие удостоены Государственной премии РСФСР) и, самое главное, постепенный переход к строительству крупных зрелищных зданий по индивиду­альным проектам.

Молдавская ССР. Совхоз «Романешты». Административное здание. Арх. Б. Шпак, В. Горштейн, инж. Д. Левит

Сравнивая, например, такие непохожие друг на друга, но, без­условно, запоминающиеся по архитектуре сооружения, как театры в Туле (арх. С. Галаджева, В. Красилышков, А. Попов и др.), Виль­нюсе (арх. Н. Бучуте), во Владимире (арх. Г. Горлышков, В. Давиденко и др.), Владивостоке (арх. Р. Бегунц, М. Виноградова и др.). новое здание МХАТа в Москве (рук. арх. В. Кубасов), цирки в Сочи (арх. Ю. Шварцбрейм, В. Эдемская), Казани (арх. Г. Пичуев и др.), Алма-Ате (арх. В. Кацев, И. Слонов и др.) и Ташкенте (арх. Г. Александрович и др.), Дворец культуры «Украина» в Киеве (арх. Е. Маринченко и др.) и Концертный зал филармонии в Тби­лиси (арх. И. Чхенкели), кинотеатры «Россия» в Ереване (арх. Г. Погосян, А. Тарханян, С. Хачикян) и «София» в Москве (арх. 3. Розенфельд, М. Мошинский и др.), можно сказать, что в каждом из них выявлена функциональная специфика, и их не спутаешь с сооружением какого-либо другого назначения. Вместе с тем каж­дое из них имеет свой индивидуальный образ, свою более или менее звучную архитектурную тему, которая, с одной стороны, выявляет творческий замысел зодчего, а с другой — соответствует градостроительным условиям, масштабу города, площади или улицы. Профессиональное мастерство авторов этих сооружений проявляется и в хорошо найденных пропорциях фасадов, в красивых интерьерах и в умелом включении в их архитектуру элементов монументального и декоративного искусства.

При формировании городских ансамблей архитекторы все шире используют крупные объекты торгового назначения. Среди них торговые комплексы на проспекте Калинина в Москве, на Московском проспекте в Ленинграде, на набережной-эспланаде в Баку, торговый центр на площади Победы в Киеве, а также здания универсамов, построенные в центрах жилых районов. Из-за функциональной специфики и удобства обслуживания покупателей торговые здания за редким исключением проектируют в виде распластанных объемов или вытянутых галерей, Такой характер их архитектуры на первый взгляд, казалось бы, не дает возможности композиционно подчинить им окружающую многоэтажную застройку. Однако в отдельных случаях торговые здания и галереи успешно играют роль переходного масштабного модуля от огромных размеров современных жилых или административных зданий к человеку, т. е. к архитектурным формам и объемам, легко доступным его восприятию при пешеходном движении.

В этой связи хочется подчеркнуть, что архитектурно решенные системы низких торговых и обслуживающих зданий и павильонов в сочетании с малыми формами, озеленением и благоустройством могут стать действенным средством преодоления однообразия и монотонности в застройке города.

Ереван. Кинотеатр «Россия». Арх. Г. Погосян, А. Тарханян, С. Хачикян, инж. Геворкян, И. Цатурян

В последнее время большую роль в формировании архитектурных ансамблей стали играть крупные спортивные сооружения и комплексы. Достаточно вспомнить очень интересные и выразительные стадионы в Красноярске (арх. В. Орехов и др.) и Ереване (арх. К. Акопян, Г. Мушегян и др.), новые Дворцы спорта в Вильнюсе (арх. Э. Хламаускас, И. Крюкерис и др.) и Минске (арх. С. Филимонов и др.), Дворец спорта «Юбилейный» (арх. Г. Морозов, И. Сусликов и др.) и спортивную школу на Васильевском острове в Ленинграде (арх. С. Евдокимов, Т. Хрущева и др.), культурно-спортивный комплекс в пионерском лагере «Орленок» под Туапсе (арх. Л. Гальперин, М. Фабрицкий, И. Шмелев), спорткомплекс автозавода им. Ленинского комсомола в Москве (арх. Ю. Регентов, М. Гельфер, Г. Лебедев и др.). Такие ансамбли, как строящийся общегородской спортивный центр Тольятти (арх. Л. Адлер, Ю. Карпушин и др.), проектируемые спортивные центры Новосибирска и Набережных Челнов несомненно сыграют значительную роль в формировании архитектурного облика этих городов.

Олимпийские игры 1980 г., которые будут проводиться в Москве, потребуют создания в нашей столице ряда уникальных спортивных сооружений. Уже начато строительство крытого стадиона на 45 тыс. зрителей и крытого бассейна на 10 тыс. зрителей в районе проспекта Мира (арх. М. Посохин, Б. Тхор, Р. Семерджиев и др.). Эти сооружения войдут в огромный по протяженности градостроительный ансамбль, так называемый «Северный луч», который широкой зеленой эспланадой прорежет Москву от центра до телевизионного комплекса в Останкино и Главного ботанического сада Академии наук СССР. Крупный спортивный комплекс с многоэтажными гостиницами вырастает в районе Измайлово, на территории, прилегающей к Институту физической культуры. Интересно задуман новый крытый спортивный зал, строящийся на территории Центрального стадиона им. Ленина в Лужниках (арх. Ю. Большаков, И. Рожин и др.). Недавно созданный ансамбль Гребного канала в Крылатском дополнится выразительным по архитектуре велотреком (арх. И. Воронина, А. Олейников и др.). Получат развитие спортивные зоны в районе Ленинградского проспекта и ряд других.

Известно, что Олимпиады имеют не только спортивное значение, они демонстрируют миру уровень культуры, в том числе и архитектурной, страны — устроительницы Олимпийских игр. Поэтому на талантливый коллектив московских зодчих, которому поручено проектирование сооружений Олимпиады-80, ложится большая ответственность за качество их архитектуры, за создание выразительных архитектурных ансамблей, которые должны органически войти в систему градостроительных комплексов и образований, предусмотренных генеральным планом развития Москвы.

В связи с бурным развитием транспорта и в первую очередь автомобильного существенную роль в облике современного города играют многоуровневые развязки магистралей: мосты, эстакады, тоннели, надземные и подземные переходы. К сожалению, их архитектура пока еще малопривлекательна. Однако недавно построенная эстакада в Москве, у Рижского вокзала, автомобильный мост через Днепр в Киеве с системой транспортных развязок и ряд других подобных сооружений - отрадные примеры растущего внимания зодчих к этим потенциально очень выразительным сооружениям современного города. Среди традиционных транспортных сооружений - вокзалов появились и активно внедряются в планировочную структуру города новые типы зданий - автовокзалы и аэровокзалы. Удачны по своей архитектуре автовокзалы в Сочи (арх. В. Датюк), Вильнюсе (арх. В. Бредикис), Тбилиси (арх. Ш. Кавлашвили, Р. Кикнадзе и др.). В связи с Олимпиадой-80 центром крупного перспективного градостроительного образования становится Московский аэровокзал на Ленинградском проспекте.

Ашхабад. Библиотека им. Карла Маркса. Арх. А. Ахмедов, инж. С. Сапаров, бригадир монтажников-бетонщиков М. Даниельянц. Государственная премия СССР 1976 г.

Значительным «архитектурным потенциалом» в системе городской застройки обладают комплексы научных, учебных и проектных институтов, вычислительные и крупные лечебно-профилактические центры и административные здание. Сейчас, например, на Юго-Западе столицы, на пересечении улиц Профсоюзной и Красикова, складывается крупный ансамбль научных учреждений Академии наук СССР. Его центр - здание Института информации Отделения общественных наук (арх. Я. Белопольский, Е. Вулых, Л. Мисожников и др.). По периметру образующейся новой площади заканчивается строительство зданий других институтов (арх. Л. Павлов, Л. Лурье, Ю. Шварцбрейм, Ю. Платонов и др.). И можно надеяться, что со временем здесь сложится интересный и выразительный градостроительный комплекс. Активно формируют застройку города и его отдельных частей такие сооружения, как Дом городских организаций в Зеленограде (арх. А. Климочкин и др.), Дом Советов в Перми (арх. А. Пилихин, В. Лутикова, Б. Зарицкий и др.), новое здание ТАСС у Никитских ворот в Москве (руководитель — арх. В. Егерев), корпус Министерства автомобильных дорог Грузинской ССР в Тбилиси на набережной р. Куры (арх. З. Джалгания, Г. Чахава и др.).

Сейчас в южной части Москвы, в районе Каширского шоссе, создается крупный градостроительный ансамбль лечебных учреждений. Его архитектурной доминантой станет .здание Онкологического центра Академии медицинских наук СССР (руководитель — арх. И. Виноградский) с интересно решенной по пластике и силуэту высотной частью (строительство его завершается). В западной части города сооружается крупный комплекс зданий Кардиологического центра.

Важной составляющей ансамблей города (как правило, его центральных районов) сегодня являются и гостиницы. Их вместимость все более увеличивается, а следовательно, укрупняются и строительные объемы. Удачная, градостроительно продуманная постановка гостиницы способна организовать значительное архитектурное пространство. Примерами могут служить гостиницы «Иверия» в Тбилиси (арх. О. Каландаришвили), «Киев» в Киеве (арх. В. Елизаров, И. Иванов и др.), «Узбекистан» в Ташкенте (арх. И. Мерпорт, Л. Ершова и др.), «Азербайджан» в Баку (арх. М. Усейнов).

Подчеркивая роль общественных зданий в создании городских ансамблей, следует указать на то, что крупные сооружения общегородского значения, которые могут стать основой градостроительной композиции, порой размещаются на случайных местах. Например, интересное по архитектуре здание Высшей школы профсоюзного движения расположено в периферийной части Юго-Западного района Москвы, а крупнейший киноконцертный зал Ленинграда — «Октябрьский»  выходит фасадом на второстепенную улицу города.

К сожалению, в творческой практике зодчих, особен­но при разработке проектов некоторых видов общест­венных, административных и учебных зданий, сооруже­ний отдыха и спорта, допускаются неоправданные изли­шества. Без достаточной необходимости предлагаются и, к сожалению, реализуются проектные решения, пре­дусматривающие использование дорогостоящих отделоч­ных материалов, имеет место увлечение чрезмерным ос­теклением, не всегда оправданно используются метал­лические конструкции. В этой связи следует еще раз подчеркнуть, что советский архитектор должен не толь­ко владеть методикой технико-экономических расчетов и обоснований, но и глубоко разбираться в вопросах «большой экономики», сознавать важность поставлен­ных партией задач в области повышения эффективности капитальных вложений, улучшения проектно-сметного дела, соблюдения государственной дисциплины в про­ектировании и строительстве.

Главные тенденции развития ансамблевых принци­пов застройки наиболее отчетливо проявляются при соз­дании новых городов. Как уже отмечалось, авторским коллективом архитекторов и строителей городов Навои, Тольятти, Зеленограда, Соснового Бора присуждены Го­сударственные премии СССР и РСФСР. В этих городах осуществлена рациональная взаимосвязь селитебных территорий и мест приложения труда, достигнуто оптимальное соотношение между структурой городской застройки и окружающей природой, реализованы наиболее прогрессивные идеи планировки жилых районов и организации социально-бытового обслуживания населения, наконец, созданы выразительные по архитектуре комплексы городских ансамблей.

Работы советских градостроителей по планировке и застройке новых городов завоевывают и международное признание. В 1976 г. Международный союз архитекторов присудил премию им. П. Аберкромби1 архитекторам И. Орлову и Н. Симонову за архитектуру новых городов Навои и Шевченко, сооруженных в сложных условиях пустыни. Кроме того, можно назвать целый ряд новых городов, облик и главные ансамбли которых «формируются наукой». Первенцем градостроительного образования подобного рода был Новосибирский Академгородок. Такие центры выросли и развиваются в окрестностях нескольких наших крупных городов.

Основы формирования архитектурных ансамблей закладываются в генеральных планах городов. Без них невозможно целенаправленно, с учетом перспективы застраивать новые и реконструировать исторически сложившиеся города. И такая работа ведется в нашей стране в широких масштабах. Только за последние несколько лет утверждено более 250 генеральных планов городов, в том числе столиц союзных республик, крупных промышленных и административных центров. В них по-современному решается организация транспортного и пешеходного движения, чувствуется стремление зодчих развивать сложившиеся градостроительные традиции, более вдумчиво рассматривать и всесторонне учитывать природно-климатические условия, сохраняя природный ландшафт и рельеф, выявляя их своеобразие.
Важным фактором в повышении качества градостроительных ансамблей, в активизации творческого поиска и развития градостроительного мышления архитектора являются конкурсы на проекты центров городов. В течение последних семи лет Госгражданстрой совместно с Союзом архитекторов СССР провел до 30 таких конкурсов.

Архитектурный ансамбль по праву можно считать высшей формой объемно-пространственной и идейно-художественной организации города. Сегодня, когда возникли необходимые предпосылки для всестороннего подъема архитектурного искусства, когда особое внимание уделяется качественной стороне строительства, зодчие должны считать проблему формирования архитектурных ансамблей одной из важнейших проблем в своей творческой деятельности. Вместе с тем существует еще немало организационных трудностей, препятствующих реализации ансамблевой застройки. Одна из главных - отсутствие целевых ассигнований на комплексное строительство городских ансамблей. Необходимо также организовать оптимальное, научное управление формированием и развитием наших городов.

1. П. Аберкромби — крупный английский градостроитель, первый президент Международного союза архитекторов.

Материал из журнала:
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: