Постижение первообразов

На первый взгляд — море современной графики необозримо, но графика архитекторов занимает в ней последние годы всё меньше места. Компьютерное проектирование почти вытеснило из профессии подачи ручной выделки, что, к счастью, не коснулось творчества крупных мастеров отечественной архитектуры, сложившихся в XX веке. Карандаш и бумага — постоянные спутники архитектуры и художественного творчества на протяжении многих веков и главные орудия графического творчества Андрея Бокова — крупного московского зодчего, народного архитектора РФ, доктора архитектуры и академика Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), до недавнего времени — генерального директора ГУП МНИИП «Моспроект-4» (1998–2014) и президента Союза архитекторов России (2008–2016). 

Архитектура — это уникальный вид творческой деятельности, формирующей жизненную среду человеческого сообщества, а профессия зодчего чрезвычайно многообразна и включает множество компонентов — от самых общих философских оснований до конкретных социальных, экономических и конструктивных расчётов. Андрей Боков — прежде всего архитектор, профессионал высокого класса, но свою профессию он успешно реализует не только в архитектурной практике, но и в художественном творчестве — в графике. Именно этот жанр сопутствует всей его творческой жизни, тесно переплетаясь с архитектурным проектированием.

Его графические работы лишь на первый взгляд совершенно абстрактны и лишены эмоциональной окраски. Геометрический лаконизм, «срезы» форм, пластическая самоценность и безошибочный вкус в композициях зримо воплощают авторскую графическую систему, в которой ярко проявляется личность — волевая, целеустремлённая, зорко подмечающая многообразие мира и внутренне погружённая в профессию — в бесконечные миры архитектурных фантазий.

Серия графических листов. «Спирали. Воспоминания о 60-х», 1968-2016

Важную роль в графических листах играют ритм, пропорции, игра света и тени — то есть категории, присущие именно архитектуре. Энергичные, как пружины, фантастически закрученные или поражающие цельностью своей формы графические первообразы наглядно свидетельствуют об архитектурной природе творчества Бокова. Пределы и бесконечность — суть и главное содержание его работ.

Андрей Боков — интеллектуал, глубоко и тонко чувствующий архитектуру, наделён редким даром ясно и чётко излагать свои мысли. Его с юности волновала основополагающая проблема архитектуры — процесс формообразования. Как он писал сам: «Вопросы происхождения и обусловленности архитектурной формы, архитектурного пространства относятся к категории вечных и общих, тех, к которым постоянно обращено профессиональное сознание». Его докторская диссертация — редкий труд для успешно практикующих зодчих, называлась «Геометрические основания архитектуры и картина мира». От большинства архитектуроведческих научных разработок эту блестящую работу отличает подлинная философская глубина, касающаяся самых общих вопросов мироздания, и новизна предложенной авторской концепции. Его графические листы, созданные с 1960-х годов до сегодняшнего дня, по существу — иллюстрации к этому глубоко оригинальному труду.

Серия графических листов. «Поверхности. Воспоминания о 60-х», 1970-2016

Автор широко образован, и его память хранит множество художественных и архитектурных образов, которые становятся темами его графических медитаций. Он сам называет своих предшественников, формальные поиски которых оказались для него ценными: «Почитание Ф.Л. Райтом круга, квадрата, треугольника; упорное обращение к одним и тем же геометрическим формам К. Мельникова или Л. Кана; шесть базовых фигур — параллелепипед, призма, цилиндр, конус, пирамида, шар, определённые М. Гинзбургом; сети и квадраты Ю. Платонова, — представляют собой в совокупности ценнейший материал …».

Если попробовать наметить истоки и параллели архитектурной графики Андрея Бокова, то первыми вспоминаются завораживающие своим фантастическим масштабом и невероятными пространствами офорты Джованни Баттиста Пиранези из серии «Тюрьмы» (Capricci di Carceri) и изощрённая в своей бесконечной изобретательности графика Якова Чернихова — архитектора, художника, графика, живописца и теоретика архитектуры, архитектурные фантазии которого уже несколько последних десятилетий привлекают внимание зодчих всего мира. Оба мастера — архитекторы утопий, гении «бумажной архитектуры», визионеры и мечтатели, стали особенно популярны в последние десятилетия. Их работы — часть современного мира.

Как известно, Пиранези вдохновил не только Сергея Эйзенштейна и Маргерит Юрсенар, зодчих сталинского ампира и Италии эпохи Муссолини, но и архитекторов постмодернизма — Вентури, Либескинда и Колхаса. Однако актуальность Пиранези вовсе не означает, что Боков буквально его цитирует, скорее он отталкивается от его графического метода.

Серия графических листов. «Спирали. Воспоминания о 60-х», 1968-2016

Советский Пиранези, романтик современной архитектуры Яков Чернихов мечтал, что графика станет универсальным языком цивилизации. Во многом благодаря именно ему архитектурная графика воспринимается cегодня как самостоятельный вид искусства. Он считал, что «умение фантазировать, претворять образы-фантазии в видимое начертание есть первая основа новой архитектуры». Спонтанный, импровизированный рисунок Бокова, его графическая культура и изящество композиций — подтверждение этого тезиса. Это рефлексия архитектора на впечатления жизни, размышления о гармонии и метаморфозах архитектурной формы.

В своей графике Андрей Боков отталкивается и от других оснований — своей профессии архитектора, от всего наследия мировой культуры от X до XXI века, от любимого им русского и европейского авангарда 1920-х годов, от метафизики де Кирико и т. д. и т. п.

Серия графических листов. «Спирали. Воспоминания о 60-х», 1968-2016

В работах Андрея Бокова нет узнаваемой предметности, хотя все серии сюжетов имеют названия, порой весьма конкретные, и показывают бесконечные вариации на темы заданных форм и их сочетаний. Автор разделил свои графические листы по темам, каждая из которых имеет архитектурное или природное наименование — «Обломы», «Спирали», «Башни», «Дома», «Трибуны», «Амбары», «Площади», «Монументы», «Катальные горки», «Пирамиды», «Амфитеатры», «Лестницы», «Кварталы», «Улицы», «Вулканы», «Пещеры», «Лабиринты» и т. д. Каждой теме автор даёт толкование, дополненное новыми образами, ещё более расширяющими культурные горизонты восприятия. Вариации есть и внутри каждой темы, к примеру — «дома-трибуны», «дома-тотемы», «дома-осколки», «длинные дома», «дом-часы».

Привлекают названия серий, имеющих параллели в истории русской архитектуры — охотничьи амбары-захоронки, осадные башни. Амбары — «свайные деревни», «биоморфные», «зооморфные», «мобильные»... Эти образы в сознании Андрея Бокова генетически связаны и с образами европейской классики, и с образами промышленных сооружений...

Немного особняком стоят серии на темы конкретные — «Дом архитектора Рафо Исраэляна», мемориальные — «Воспоминания о 60-х» (спирали, поверхности и т. д.), «Посвящение Мису Ван дер Роэ», «Воспоминания о 80-х», а также общекультурные — «Ковчег», «Небесный город», которые аккумулируют большую степень образного обобщения.

Серия графических листов. «Поверхности. Воспоминания о 60-х», 1970-2016

Воспринимающему мир как духовный опыт, Бокову не близок антропологический вариант его отражения. Его образы, по его собственным словам, это графические универсалии, хранящие память о «метазнаках» — источнике инвариантного основания архитектуры и основания картины мира.

Боковская «концепция геометрических универсалий» предполагает, что бесконечное разнообразие создаваемых человеком форм и пространств проистекает из некоторого количества определённых, неслучайных, инвариантных «сюжетов» или «тем», которые могут быть выявлены и описаны». Разделяя всю историю человеческой цивилизации на три мегаэпохи — «традиционную», «классическую» и «современную», он выделяет объединяющие их константы — метазнаки, бесконечные вариации которых формируют различные исторические картины мира. По его убеждению, «именно соотносимость с метазнаком и его компонентами становится в конечном счёте, последним и ведущим признаком принадлежности профессиональной сфере. (…) Ориентация в пространстве культуры, в сообществе мировых картин, восстановление культурной наполненности человеческого окружения невозможны вне обращения к метазнаку и его компонентам, естественным истокам и основаниям архитектуры». По существу его «метазнаки» — это первообразы, которые пронизывают всю историю человеческой цивилизации.

В отличие от тех современных теоретиков, которые выводят будущее архитектуры из сферы художественного в сферу утилитарного, в своих свободных интерпретациях первообразов Боков остаётся художником-архитектором, подчиняющимся законам универсальной гармонии и красоты. По утверждению Умберто Эко, «…Красота никогда не была чем-то абсолютным и неизменным, она приобретала разные обличия в зависимости от страны и исторического периода…». Работы Бокова — плод профессиональной саморефлексии начала XXI века и вариации нашего времени на темы футуристической архитектурной гармонии.

Серия графических листов. «Спирали. Воспоминания о 60-х», 1987-2016

Бесконечный поиск и самонастройка — часть постоянной работы Андрея Бокова. Синтез его индивидуального видения и мощного общекультурного знания делают его графические серии не только объектом эстетического восприятия, но и предметом размышлений, созвучных авторским или, напротив, совершенно отличных от них.

Статья из этой книги:
Купить
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: