«Целая энциклопедия геометрических форм»

Число сохранившихся мусульманских архитектурных памятников в Испании невелико. Эта европейская страна, подвергшаяся завоеванию арабов, надолго стала частью мусульманского мира, что не могло не придать культуре Магриба, как сами арабы называли захваченные ими земли к западу от Египта, самобытного оттенка. Однако в отличие от живописи, испанскую архитектуру в России знают недостаточно хорошо. TATLIN публикует отрывок из книги архитектуроведа и постоянного автора издательства Анри Каптикова, в котором описываются культурные предпосылки формирования мусульманской архитектуры на территории Испании и несколько отдельных культовых построек того времени.  

 Исламскую архитектуру Испании можно подразделить на три периода. Первый – от завоевания полуострова арабами до распада Кордовского халифата плюс время существования «удельных княжеств» (VII – середина XI вв.), второй — ­альморавидо-альмохадский (конец XI — середина XIII вв.), и третий, связанный почти исключительно с Гранадским эмиратом (конец XIII в. — 1492 г.). Каждый, разумеется, имеет свои художественные особенности, но больше между всеми общего: в типологии зданий, объемно-планировочных композициях и особенно градостроительстве.

Само арабо-испанское общество Х. Лалагуна называет «чрезвычайно урбанизированным». Историку вторит его коллега: «И если жизнь городов во времена римлян была яркой, то во времена мавров она была триумфальной». По переписи, проведенной аль-Хакамом II, в халифате насчитывалось шесть очень больших городов — центров провинций, 80 менее значительных и 300 малых. Население Кордовы достигало полумиллиона (около 11000 домов), и она являлась крупнейшим городом всей тогдашней Европы. В Севилье в эпоху ее расцвета было до 400 тыс. Городом «одним из самых великих и красивых» именовал египетский путешественник Гранаду. Она при Юсуфе I «уподобилась серебряной чаше, наполненной изумрудами и яхонтами».

Поддерживалась высокая степень благоустройства. Так, Абд ар-Рахман II приказал замостить улицы Кордовы и построить водопровод, питавший множество фонтанов и 900 бань. В Толедо упоминается акведук с гидравлической машиной, поднимавшей воду из Тахо в город. Ремонтировались или перестраивались мосты еще римской эпохи — в Кордове через Гвадалквивир, 16-арочный, длиной 223 метров, с плотиной для мельниц, мост Алькантра в Толедо шириной среднего пролета в 15 метров.

Мадинат ас-Захра. Дворец. План

Сады Кордовы доныне именуют «мусульманскими». Восхитительны сады севильского Алькасара, а Гранаду в дополнение к Хенералифе при Альгамбре окружало много загородных садов.

При этом города аль-Андалуса были хорошо защищены, нередко — двойными стенами. В Севилье набеги норманнов вынудили возвести идущую до цитадели стену вдоль Гвадалквивира с Торре д`Оро — Золотой башней (X в.), от которой были протянуты цепи к другой башне на противоположном берегу. Первая, первоначально двухъярусная (третий ярус позднейший), обладает редкой формой двенадцатигранника. Основной объем завершен аркатурой (с парой ниш на каждой грани) и зубцами. Когда-то благодаря облицовке золотистого цвета изразцами башня выглядела не только монументально, но и блистательно, отражая солнечные лучи.

Конструкция арок в мусульманской архитектуре (по О. Шуази)

Система обороны Толедо подсказывалась рельефом, недаром иностранец говорил: «Его стены, построенные маврами, чрезвычайно мощны и … здесь искусство и природа соединились, чтобы укрепить город». Главную стену дополняли перпендикулярные, спускавшиеся к реке, а на холме левобережья доныне стоит аванпост-замок, чье христианское название Сан Сервандо. Ему по ту сторону занимаемой городом возвышенности некогда соответствовал Еврейский замок у моста Св. Мартина. Оба толедских моста укреплены башнями. Венчает город замок-цитадель Алькасар.

В Толедо находится и хороший пример крепостных ворот мусульманско-христианской Испании — Пуэрта дель Соль. Они фланкированы двумя башнями из бутового камня, скругленной и прямоугольной. Проходу с прямым коридором предшествуют сделанные уступом арки — стрельчатая, за ней — подковообразная. Здесь блоки камня тщательно отесаны, тогда как двухрядная галерея над арками кирпичная, в духе мудехара.

Весьма сложна оборонительная система Гранады. Помимо стен, прикрывавших городскую территорию и внутри дополненных цитаделью, имеются укрепления Альгамбры, представлявшей собой как бы город в городе. Они охватывают довольно узкий вытянутый холм, который сравнивают с кораблем, чей нос обращен к нижнему городу. Это место занимает своя цитадель (аль-Касаба) с дозорной башней типа донжона и вынесенным вперед бастионом, в чем, видимо, сказывалось уже влияние европейской фортификации. Однако весьма оригинальна конструкция стен из кирпичных клеток, заполненных бетоном.

Толедо. Мечеть Баб Мардум. План и разрез

В основную часть крепости Альгамбры, кроме ворот Семиярусной башни, ведут двое поблизости от дворца: внешние, врата Правосудия, и внутренние, Винные. Те и другие заключены в башни. Первые образованы двумя подковообразными арками, проход за которыми не простой, а поворачивающийся под прямыми углами — ловушка для тех, кто ворвался бы в ворота. Над входной аркой высечена рука, над внутренней — ключ. Ключ повторен и на Винных воротах, оформленных намного богаче предшествующих: резьба по камню, керамический декор.

Внутри стен в любом городе аль-Андалуса был лабиринт улиц, чуждый всякой регулярности. Специфичной являлась и застройка. Еще В.П. Боткин подметил, как при движении из Мадрида на юг меняется облик жилья. Кордова в его восприятии — «совершенно мавританский город. Невысокие белые дома без балконов и окон, узкие, вьющиеся улочки, по которым ходишь, словно между двумя стенами, окон нет, одни двери». Но за этим скрывались прелестные садик и дворик-патио. «Тонкие мавританские колонны разноцветного мрамора поддерживают своды окружающей его галереи, на которую выходят окна и двери жилых комнат, посреди журчит фонтан в мраморном бассейне». В глазах путешественника «ничто тут не напоминает о нравах и обычаях европейских».

Дворцы халифов в самой Кордове не сохранились, но об их роскоши можно судить по раскопкам в Мадинат ас-Захра, резиденции, созданной по желанию Абд ар-Рахмана III и служившей «для первого халифа средством самовыражения». На стройке под руководством зодчего Маслама бен Абдалла, начатой в 936 г. и занявшей 25 лет, было занято 10 000 человек. Дворец возвели на холме, который превратился в трехступенчатый. Внутри стояло 4300 мраморных колонн, в том числе из Византии и Италии. Рассказывают о подаренных византийским императором фонтанах: бронзовом позолоченном с человеческими фигурами и зеленого мрамора с золотыми фигурами зверей. Стены были покрыты резьбой по мрамору снаружи и красно-желтой росписью по штукатурке внутри, полы украшала мозаика — сочетание кирпича и белого камня. Фасад образовывала терраса, куда выходил подразделенный на пять нефов приемный зал. Однако жилые помещения, подобно обычным домам, группировались по периметрам внутренних двориков.

Построение геометрического орнамента (по О. Шуази)

Главными городскими общественными зданиями служили мечети. По преимуществу они были дворового типа, как описываемая ниже Большая кордовская или севильская с семнадцатью нефами. Но встречалась и композиция центрического типа, случайно сохранившимся примером чему бывшая мечеть Баб Мардум в Толедо (999–1000; архитектор, согласно надписи, Муса ибн Али де Сад). 

Маленькое квадратное (всего 8х8 м) здание сохранило посередине четыре, по-видимому, еще вестготских времен, колонны. Все девять ячеек соединены арками-подковами и имеют над собой купола. Оригинальны прорези стен под куполами, близкие своими очертаниями трехлопастным, равно как подковообразный изгиб ребер некоторых куполов. Но под центральный, приподнятый, на осевых и диагональных арочках подведен восьмиугольник. Вместе с ними он как бы вставлен в повышение стены, заключая в себе систему пересекающихся каменных брусьев в виде многоконечной звезды. Сходная конструкция уже употреблялась в куполах кордовской мечети.

Изменения, происходившие во времена Альморавидов — Альмохадов, в архитектуре коснулись преимущественно материалов и соответственно способов декорировки. Снизилось употребление камня, заменяемого кирпичом и своего рода фахверком (сердцевина — брусья или доски, облицовка — штукатурные плиты, вырезанные, если требовалось, даже в форме арок). В убранстве появляются изразцы, но, главное, гораздо чаще прежнего применяется гипс (ганч), укреплявшийся штукатуркой. Таковы по конструкции и вырезанные из гипса ячейки с углублениями, нависающие рядами в глубину — сталактиты.

Основное место в убранстве, фасадном и интерьерном, отводилось орнаменту, прежде всего, арабескам. Данный мотив, как писал Б.В. Веймарн, «включает огромное богатство — целую энциклопедию геометрических форм, а также форм растительного и даже животного мира». Однако для нашей темы важнее наблюдения О. Шуази, согласно которому геометрические элементы почти все происходят из правильных фигур, но входят друг в друга и взаимно переплетаются. В частности, рисунок из треугольников за счет удвоения линий превращается в плетение. Как раз последнее, пожалуй, чаще всего и видим в декоре мусульманского зодчества Испании. Ко всему этому надо добавить эпиграфический орнамент — арабскую вязь.

Еще относительно сдержанная в «берберский» период, узорчатость архитектуры ислама на испанской земле достигает апогея в Альгамбре, хотя сама Гранада незадолго до падения приходит в явный упадок.

Большая мечеть в Кордове

Мескита (по-арабски — мечеть), одно из крупнейших культовых зданий мусульманского мира, сложилась в несколько этапов. Та, что была заложена Абд аль Рахманом I в 785 г. на месте вестготской церкви Сан Винсенте, еще не впечатляла размерами. Но затем последовали три расширения. Первое при Абд ар-Рахмане II (855) — с южной стороны, причем был заново сооружен михраб. Второе, также на юг — аль-Хакамом II (969–976), сопровождавшееся роскошным оформлением. Вскоре (987–988) последовало третье — по инициативе аль-Мансура, на сей раз к востоку, по площади пристроенного самое значительное, но сделанное весьма поспешно, с использованием дешевых материалов. В результате мечеть превратилась в 19-нефную общей площадью 22 250 м2, но композиционно сумбурную. Нет симметрии, отсутствует направленность, как в христианской базилике, к алтарю. Смещен даже михраб, к тому же ориентированный не канонически. Но отсюда и неповторимый пространственно-эмоциональный эффект: «Вдруг вступаешь в лес мраморных колонн, глаза разбегаются в бесчисленных рядах их, теряющихся в сумрачной дали, редкие, маленькие окна едва пропускают свет, так что полусумрак, царствующий здесь, еще более увеличивает необыкновенность впечатления». Справедливо находят, что интерьер кордовской мечети «рождает чувство бесконечности, вызывает мысли о необъятности Вселенной».

Большая мечеть в Кордове. План

При всем при том выдерживался изначально заложенный принцип двухъярусной аркады на колоннах, ставший лейтмотивом. Колонн и теперь более 600, а изначально было намного больше (называют цифру 1293). Они из разноцветного мрамора, порфира, яшмы, оникса, гранита и привозные, о чем свидетельствуют следы надставок или, наоборот, укороченность ствола. У всех капители, которые, сохраняя еще связь с античным коринфским ордером, тем не менее, сильно упрощены. Выше колонны продолжены как бы плавно утолщающими их гранитными столбами, сопряженными с обеими арками. Однако в некоторых частях, например, преддверии нового михраба, второй ярус образуют также колонны.

В большинстве ячеек интерьера нижние арки подковообразные, верхние — полукруглые, архивольты с клинчатыми камнями, рельефными или написанными — полосатые. Однако опять-таки перед михрабами — оставшимся от Абд аль-Рахмана II и аль-хакамовским — эта система меняется. Нижним аркам приданы зубчатые очертания, а подковообразные оказываются наверху. Кроме того, архивольты первых как бы громоздятся в два ряда, между которыми устроены изгибающиеся вырезы.

Большая мечеть в Кордове. Конструкция кровли (по О. Шуази)

Перекрытием служат деревянные потолки, когда-то из ценных пород дерева, в том числе красной сосны. Согласно Шуази, первоначально оно включало фермы с затяжками.

Оба михраба отмечены интереснейшими куполами. Если тот, что в позднейшей христианской капелле, прежде всего, конструктивен, будучи образован изгибом и пересечением балок-ребер, то второй куда прихотливее. Поддерживаемый сходными балками, за счет вогнутых «долек» уподобляясь то ли раковине, то ли экзотическому цветку, вместе с подкупольной системой украшен мозаикой. Ее роскошные растительные мотивы — работа византийских мастеров: следуя примеру Льва VIII (кстати, иконоборца), император Никифор Фока прислал аль-Хакаму II мозаичистов.

Большая мечеть в Кордове. Разрез

Перед Мескитой — так называемый Апельсиновый двор. Сюда ранее открывались все девятнадцать нефов, продолжая свои ряды колонн рядами деревьев, что сливало воедино архитектуру и природу. Двор имел, как положено, фонтаны для омовений. На его северной стороне в галерею был устроен минарет.

Мечеть обнесена стеной, чья высота меняется соответственно рельефу спускающейся к Гвадалквивиру этой части города. Эта стена, можно сказать, подменяет собой фасад. Поначалу суровая, с выступами — контрфорсами и зубцами, она позднее украсилась мотивами, родственными тем, что внутри здания — полосатые арки и пр.

Относительно переделки части Мескиты в христианский собор будем придерживаться версии В.П. Боткина. «До 1528 г. мечеть оставалась нетронутою, хотя и обращенною в церковь, но тогда духовенство Кордовы… выпросило у Карла V позволения проделать окно, и вместо окна сделало в самой середине… огромный придел, по величине своей настоящий храм в готическом стиле». Действительно, архитектор Э. Руис изменил столь нелепо сердцевину памятника, к тому же несколько приподняв ее над старым объемом. Когда это увидел император, он весьма жалел и якобы сказал: «Вы построили то, что могло быть где угодно, и разрушили единственное в мире!»

Альхаферия в Сарагосе

Мусульманская крепость на этом месте возникла еще в IX в., от которого дошла главная башня нынешнего комплекса — башня Почета (Трубадура). Но только в 1041 (или 1065) — 1081 гг. местный правитель Абу Джафар аль-Муктадир превратил это в свою загородную тогда резиденцию, унаследованную и дополненную потом христианскими королями. С 1593 г. вновь носила сугубо крепостные функции, в связи с чем существенно перестраивалась. Сильно пострадала во время наполеоновской интервенции, утраты и изменения продолжались и весь XIX в. Лишь в 1931 г. удостоилась статуса исторического памятника. С 1947 г. велись реставрационные работы, протянувшиеся до 1985 г. Надо отдать должное их производившим за стремление при максимальном использовании подлинных элементов воссоздать мавританскую часть объекта (христианская куда аутентичнее).

Нынешние стены и башни, кроме упомянутой, чей мрачный четырехгранник возвышается над остальными — во многом «новоделы». Отчасти реконструкцией, хотя не вызывающей больших сомнений, является и так называемый двор Исабель. Своим оформлением и узким прямоугольным водоемом посередине он сразу заставляет вспомнить Альгамбру и севильский Алькасар.

Сарагоса. Альхаферия. Чертеж XVII века

Галерея южной стороны двора покоится на простых столбах с приставленными каждому четырьмя колоннами, тогда как опорами противоположной служат только незначительного диаметра парные колонны. Их продолговатые капители тремя рядами разделанных плоским (кроме верхнего) растительным орнаментом — листьями — заставляют предположить вестготское происхождение.

Что касается арок, то объединение в южной галерее заходящими один за другой крупными полуциркулями смотрится оригинально, хотя, быть может, привнесено реставраторами. Достовернее двойной прорез над столбами и буйный «пенный» узор, в котором прослеживаются старые кусочки.

В северной галерее причудливые десятилопастные арки расставлены очень широко, открывая за собой то, что называлось Золотым залом. Здесь, как показали найденные фрагменты, раньше царила полихромия: сине-красная с золотой окантовкой на фоне белого алебастра.

Сарагоса. Альхаферия. План

С востока к залу примыкала мечеть, которой реставрация, по всем признакам, понадобилась мало (заново, и то подчеркнуто схематично, сделан только купол). Арка входа заключена в нечто, напоминающее портал с богатым резным обрамлением; резьбой заполнена и помещенная выше аркатура. Внутри выделяется подкупольная галерея, граням которой соответствуют двойные зубчатые арочки и ажурные решетки. Ниже — пояс с изречениями из Корана, соседствующий с крупными арабесковыми панно. Михраб обрамлен подковообразной аркой, что, как и клинчатое украшение архивольта, следует кордовскому образцу.

Весьма примечательны в Альхаферии и залы христианских королей, составившие надстроенный ими второй этаж. Резные и расписные потолки лестницы и в меньшей степени Тронного зала не лишены связи с мусульманской традицией.

В настоящее время Альхаферия — местопребывание парламента Арагона. В связи с этим значительное число помещений осовременено.

Минарет Ла Хиральда в Севилье

Относился к главной мечети города. Работы начал в 1184 г. Ахмед бен Басу, завершили в 1198 г. Али аль-Гамари и Абд аль-Лаис ас-Сиккили. Камень нижней части, как выдают латинские надписи, доставили какие-то постройки римской Испании, кладка верхней кирпичная. По преданию, за образец был взят минарет Мескиты в Кордове.

Квадратный в плане со стороной 14,85 (по другим обмерам — 13,6) м. Высота, имея в виду первоначальный облик, достигала 70–80 м.

Внизу доминирует гладкая стенная поверхность, в которой лишь по центру композиция из сделанных один над другим узких проемов. Это продолжено и выше, но уже при тройном вертикальном расчленении. Здесь окна становятся двойными с подковообразным или многолопастным абрисом, «утопленными» в стрельчатую нишу, которая снабжена балкончиком. Тут же боковые части превращаются в филенки-прямоугольники, заполненные орнаментальным узором, чьей основой явилась сетка ромбов. Наверху это сменяется аркатурой.

Севилья. Ла Хиральда. Старинное изображение 

Благодаря старинным изображениям можно представить, что завершал минарет малый четырехгранник вытянутой формы, столь же узорчатый, венчавшийся пирамидкой из позолоченных медных шаров.

Вслед за постройкой на месте мечети собора превратился в колокольню. В 1560–1568 гг. архитектор Э. Руис значительно переделал верх. Пять новых ярусов увенчала статуя-флюгер Веры. Прозванная Ла Хиральда (от «вращаться»), она дала сооружению нынешнее известнейшее название.

Статьи из этой книги:
Купить
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: