Оживленная природа

Все изменилось. Однажды общество будущего начинало сталкиваться с новой формой живого. Человечество вдруг в одночасье осознало, что никакой природы не существует. А возможно, ее никогда и не существовало. Поэтому и начало оживлять природу. Она должна была стать домом для новых жителей города будущего, которые мечтали о вечной трансформации. Цифровые драконы, секретари ботов и самая обычная черепашка. Так зарождался мир, который объединил всех — в поисках нового баланса. TATLIN публикует три архитектурные сказки постоянного автора и друга издательства Егора Орлова о трех природах, ожививших города будущего.   

Предисловие. Биоигровая рекреация

Вчера мне исполнилось 35, я уже перехожу во взрослую жизнь. Меня предупреждали, что когда наступит этот возраст, сознание довольно сильно поменяется. Неудивительно!

Всюду коллекторы, собирающие трансформации при каждом копировании. Автор: Егор Орлов

Модулятор показал мне все, что могло быть, что было, что никогда не произойдет, или, возможно произойдет, или действительно произойдет. Так трудно, когда ты узнаешь самое последнее, то, как все начиналось, и чем все закончится. Если я выдержу и перенесу эту пытку бессмысленностью, настанет прекрасная жизнь — люди понимают, что важно. Так закончится мой последний год детского садика в Биоигровой рекреации.

Биоигровая рекреация — это своего рода резервуар для играющего города. В резервуарах накапливается жизнь и генерируются социальные отношения. Место разнообразных аттракционов. Леса становятся обитаемыми и раскиданы зелеными массивами по всей территории метрополии. Гордо прогуливающиеся по городу дикие животные становятся объектами для наблюдения. Здесь все движется, вырабатывая энергию, которая способна обеспечить город теплом и хорошим, игровым настроением.

Архитектура Биоигровой рекреации рождает особую среду, где действия протекают чуточку иначе. Здесь оживает природа. Это место, где можно наблюдать ее чудо: в небе разлетаются огромные цветные взрывы звезд, а художественный интерфейс доступен каждому. Немыслимо. Дивная новая природа уже показалась на горизонте. Трескотня и гваль веселья, вместо всеобщей скуки. Музыка коммуникаций. Нотная грамота новых знаний! Клац, включение, тконг... пон... пон... трррр.

Сказка первая. Королева механизмов. Трансформер

 

Киборгианская природа была первой. Механический цирк. Внезапно все загромыхало балетом ее голоса. И первые киборги вышли из леса.

Это маленькая история о переовеществленном мире, где предметоподобные вдруг начали создавать предметоподобных по образу и подобию своему в мире без человека. А в будущем стало так много вещей, что само пространство перестало нуждаться в нас. Мир вещей. Объекты и предметы обрели долгожданную свободу и независимость. Их разнообразие поражало воображение. Они развили свои фантазии, страхи, мечты и создали переовеществленное пространство для жизни, о котором так давно мечтали.

Мы назвали это бархатной революцией предметов. Их популяция росла, и чтобы избежать коллапса новой природы из-за катастрофического и неконтролируемого выброса энергии, было принято решение ограничить рост населения и образовать “Object policy” («Комитет по ограничению рождаемости вещей» — прим. ред.). Декларация о правах предметов. Армия предметоподобных, сохранивших опыт человечества для будущих его поколений. Перед нами появился целый мир, в котором вдруг стали важны не объекты, а связи между ними. Заповедь, написанная первым предметоподобным на древнем языке, понятным абсолютно каждому предметоподобному: “Sharing live. Ever speed, ever green. Free energy”, — каждый предметоподобный хоть раз читал эти строки.

Бедный вор умудрился насолить местному коллективному разуму. Автор: Егор Орлов

Киборгианская природа обновила свои фантазии. Она забыла о связи «предмет-человек» и поставила во главу угла новую — «предмет-пространство». Она сделала это намеренно, даже не думая останавливаться и не желая больше обслуживать утилитарные потребности нашего общества. Город будущего стал местом, где процветало пространственное творчество — основное условие новой жизни. Телевизионные платформы, мобильные девайсы, умные домашние системы, микроволновки, холодильники и туалеты теперь запрашивали свои права на город будущего. По вторникам вещи собирались на танцполе. Проводили время в бюро потерянных вещей. На самом деле, любой предмет в тайне мечтал побыть человеком в мире без человека. Опыты нечеловеческого гостеприимства. Свободная и дикая жизнь, которая временами сворачивалась здесь в причудливость, вызывала паранойю. Самосборка. Самопроизводство. Саморазборка. Предметоподобные мечтали о вечной трансформации. Машинерии будущего.

По средам они делились деталями. Принтер вечером подрабатывал флешкой, а кофеварка и пылесос совокуплялись, создавали ребенка, что обязательно перевернет индустрию промышленности в будущем. Один предмет потреблял сознания других, в итоге, кто он не знал даже он сам. Необходимость работать была признана нарушающей базовые права предметов. Между механическим и природным — непрерывность. Предметовидуум. Object universalis.


Сказка вторая. Третий мир. Художественный интерфейс города будущего. Игровые расширения горожанина

 

Я открыла глаза. Очередное утро в Биоигровой рекреации. Она появилась не сразу, а постепенно.

Однажды чистое звездное небо пронзили звенящие металлом обшивки кораблей, стремящихся в дальний космос. Рождение «первого измерения» было настолько стремительным, что сначала мы в него не поверили. Остров машин. Но следующему поколению понадобилось свое пространство для фантазий. Его заняла игра. «О, киберпространство!», — пели они — «Второе измерение жизни». Дети, игравшие в эти игры, были настолько увлечены ими, что казалось, будто они хотят попасть внутрь новых миров. Машина различий. И, наконец-то, что-то незаметно поменялось. Рождение сетевых лесов и амазонок. Первому игроку приготовиться. Мы обрели «Третье измерение» — Третий мир. Он разрушил границы всех предыдущих и три тысячи цифровых обитателей, отправился к нашей Принцессе, чтобы рассказать свои легенды.

Теперь, с наступлением Третьего мира человечество расширяет свои фантазии. Игровое расширение нового человека — это пространства творческих возможностей в области гармоничного взаимодействия с миром цифровой природы. А обладатели художественного интерфейса способны их создавать. Девайс-конструктор, который монтирует и демонтирует связи через игровые расширения. Каждое новое игровое расширение пересобирает карту открытий и позволяет играть со своим окружением.

Художественный интерфейс не нужно носить с собой. Он растет прямо «из города». Горожанин просто вытягивает его из городского пространства, а после пользования бросает обратно и тот растворяется. Перерождается в новом месте для других. Художественный интерфейс постоянно трансформируется. Находясь в руке горожанина, он развивается, расширяется, сжимается, переползает. Он не только для человека — он для всех. Он общий. Один для многих: людей, животных, вещей, слизи. Им пользуется вся природа. Поэтому, если он у тебя в руках — будь готов делиться. Ведь скоро на твоей руке появится много белок, птиц и других насекомых. Не удивляйся, когда рука на время обрастет травой. 

Территории, для которых нет карт. В них нет никакого смысла — ведь это место экстрасборок и суперразборок. Автор: Егор Орлов

Маскарад. Символ играющего города. Он здесь на каждой улице и в каждом доме. За каждой наглухо закрытой, и не под каким количеством предлогов не открывающейся перед нами дверью, таится растянувшаяся до кромочек ушей, гостеприимная улыбка соседа, который, наверняка, припрятал яблочный пирог в связи с вашим безымянным новосельем. Маска неотъемлемый атрибут в портфеле любого школьника, наряду с линейкой и карандашами. Здесь важны не лица, здесь важен сам процесс. Процесс постоянного движения и ощущения праздника на нарисованных лицах прохожих. Это надежда.

Все это случилось в одночасье. Рождение новой природы, которая заряжает нашу повседневность абстракцией и сложностью. Люди с нескрываемой надеждой смотрят в будущее игровых пространств. Цифровая природа — далеко не пространство уединения, а скорее новая форма дикой экологии. Локация взаимопроникновений реального и цифрового, сотворчество. Игровой метаболизм. Цифровые амазонки подарили Принцессе тысячу скоростей. А она сочинила Теорию Большого Баланса:

«Больше природы — больше скоростей. От максимально быстрых, до экстремально медленных», — уверенно заявляла она — «Разнообразие дарит творчество в перемещениях. Скорость всегда продуктивна и созидательна. В пространстве для всех никто не тратит время на непонимание, а создает коллективное».

Попав сюда, я сама решаю, к какой реальности сейчас принадлежу. Цифровые расширения в действии. Интерфейс позволяет мне попасть куда угодно, посредству игры. Любой здесь немного художник. Уметь программировать себе пространство для жизни, за пару минут, плёвое дело. Автор: Егор Орлов

Ночь. Мы начинаем собирать анонимные живые системы и запускать их в неизвестном направлении, в надежде, что те оживут снова. По крайне мере, так гласит легенда. Игровое общество наконец-то находит себе со-игрока. И это не коллективный ум — скорее тотальная игра. То искусственное, которое должно было стать чем-то природным и равным нам. Разным нам.

 Цифровой мир цветет.

Сказка третья. Дикий мир будущего

 

С наступлением естественного радикализма, наш мир снова изменился. И на смену двум другим зацвела радикальная природа.

Не успев толком понять город будущего, я оказалась, вместе с другими прибывающими, в облачном аэропорту. Все пассажиры, сойдя с трапа, сразу же попадают в дикую природу. В чащу леса, парящую высоко в облаках. И если у вас есть облачный атлас — приложение, которое помогает играть городом — вам не о чем беспокоиться. С помощью облачного атласа вы играете в свой будущий маршрут. Лес до небес.

А после облачного аэропорта, вы падаете в пространство живого микса. Жители города будущего постоянно приходят сюда, чтобы поиграть радикальной природой в безопасном режиме. И поэтому живой микс постоянно растет и развивается. Он вступает в обратный диалог с горожанином. Живой микс — пространство, которое комбинирует вместе с тобой. Двухсторонняя игра с городом вместо комбинаций. Бот-питомец.

На Совете Природных Джедаев шумно. На нем сегодня был сочинен живой учебник — образовательное пространство в структуре города, где ребенок может в прямом контакте исследовать, познавать и вступать в диалог с окружающей средой. Пространственный учебник с постоянно обновляемым содержимым, элементами радикальной природы. Он воспитывает мыслящего человека, с живым воображением. Конкуренция живого знания.

Рядом рощи для любого варианта утренней пробежки. В них акт радикальной природы наиболее активен, уникален. Экология развлечений снимает дистанцию с радикальной природой, переводит все искусственное в природное функционирование.

Добро пожаловать в лес сознаний — место появления полноценного коллективного разума. Место общения не только горожан между собой, но и природы с человеком. Новое общественное пространство города для динамических движений, сотворчества и взаимообмена.

Я двигаюсь дальше. И попадаю в интерактивный сад. Место, где можно вырастить свой эксперимент в лоне радикальной природы и оставить его на какое-то время, предоставив свободу для дальнейшего осознанного выбора. 

Будучи обнято, словно лоскутным одеялом, из тысячи и одной катастрофы, передо мной появилась новая природа. Автор: Егор Орлов

Радикальная природа — это мир живого альянса природ для жизни человека. Ее пространства ускоряемы. Легко обучаемы. Пространства радикальной природы бережливы к жителям в своем постоянном движении. Реакционны. Эта среда, буквально соткана из взрывов, шоков, свистов и звона в ушах — язык, на котором общаются ее жители. Динамическая и реактивная среда для жизни, особое натуральное суперблюдо, которое можно растить вместе! Малышка Дейни просто не может намусорить, ее разбросанные и забытые игрушки растворяются в земле и создают город.

Радикальная природа — мой союзник. 

Заключение. Бесконечный мир

 

Мир замкнулся.

С тех пор мы имеем дело лишь с ксерокопиями ксерокопий. Обязательные всеобщие ночные бэкапы, исключающие сбой и предвзятость. Именно в таком мире, амнистии каких-либо трансформаций и рождается природа всего. Кому вообще нужны эти оригиналы? Поэма конца.

Здесь живет Принцесса. Она последняя представительница Ордена Красных Капюшонов — «Смотрителей за расширенными реальностями». Принцесса разбирает пространства. Она снова и снова пересобирает свой мир и себя. Что будет собрано и соберется ли сама Принцесса — неизвестно. Ее мир — общая природа. Постоянно «собираемая» в любых доступных воображению модификациях. Радикальная открытость. Эта природа — гибрид природного, цифрового и радикального. А проще — природа всего. Последняя природа после всех своих версий. Избыток опций бесконечного выбора. Производство разнообразия. Или эволюция через разнообразие. В любом случае, жизнь здесь, в Биоигровой рекреации, стала гораздо насыщенней и интересней.

Они — представители радикальной природы. Вот уже сотню лет Братство Серых Волков сражается в битве с Принцессами против любых трансформаций. Братство борется с трансформациями, стремясь привести систему к балансу. Выступая за устойчивость, они каждый день устраивают нападки на Башню последней Смотрительницы за Расширенными Реальностями. И каждую ночь Принцесса побеждает их, снова погружая свой мир в хаос. Исход войны уже не за горами.

Общая природа изобильна. Она усваивает все. У нее дурной вкус. И отсутствие лимита. Пространство всепринятия. Абсолютная неподконтрольная горизонтальная всепоглощающая система. Горизонтальный радикализм.

Бесконечный мир.

Еще об этом:
Купить
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: