Новый Ереван Григора Асратяна

У армянского модернизма был свой гуру. Им был мэр Еревана Григор Асратян (занимал должность председателя исполкома Ереванского городского совета с конца 1962-го до начала 1975 года. — К. Б.). Асратян по возрасту и по биографии не относился к поколению шестидесятников — в начале «оттепели» ему уже было под сорок и это был человек с достаточным опытом, как принято было говорить, советского руководителя, прошедшего темень сталинского времени. Он не был партийным руководителем, руководил советами — исполнительными органами власти, вертикаль которых выстраивалась от сельских советов до руководства городами и далее, доходя до правительств республик и всего СССР. Советский руководитель был больше привязан к реалиям жизни и часто не носил на себе штампа партийного демагога. 

Асратян в начале 1950-х руководил районом Еревана, а уже в постсталинское время стал заместителем председателя исполкома городского совета — или вице-мэром Еревана, как эта должность называется сейчас. Находясь на этой должности, Асратян инициировал решение о создании в Ереване специализированного архитектурного проектного института «Ереванпроект» (в этот период в СССР вся проектная деятельность осуществлялась в отраслевых или территориальных проектных институтах. — К. Б.). И сам же возглавил его в 1958 году. Институт «Ереванпроект» как культурный и национальный нарратив стал одним из главных в реализации глобального проекта модернизации городской среды столицы Армении 1960-х годов. Проект, в котором большую роль сыграл Григор Асратян.

С созданием «Ереванпроекта» начался новый этап реконструкции Еревана — третий с момента создания генерального плана города (генплан Еревана, составленный в 1919–1924 годах академиком Таманяном, является первым примером строительства новой столицы национального государства в ХХ столетии). Предыдущие два периода развития генплана — национальный, соответствующий идеям Таманяна, и тоталитарный, основанный на сталинской идеологии, были во многом принципиально противоположны друг другу. Тоталитарный план отменял все идеи национального суверенитета и идентичности, которые составляли суть таманяновского плана. В первую очередь это касалось взаимосвязи города и национального ландшафта, главным элементом которого являлась библейская гора Арарат — национальный символ армян во все времена. Все перспективы, открывающиеся из города на Арарат в сталинский период были перекрыты, а главным ориентиром города был сделан возвышающийся над ним монумент самому тирану1.

Шарль Азнавур на встрече с мэром Еревана Григором Асратяном. 1964. На фотографии: сестра артиста Аида Азнавур, Шарль Азнавур, директор Армянской филармонии Владилен Бальян, Григор Асратян, начальник управления искусств министерства культуры Армении Акоп Ханджян. Из архива Вл. Бальяна

Новый постсталинский период с проявившимися демократическими идеями «оттепели» обозначал внимание к отдельной личности, к созданию в среде города возможностей для её гармоничного развития — один из заглавных тезисов хрущевского времени: «Всё во имя человека, всё для блага человека». Важным нарративом времени была и возможность для развития национального самосознания. Начало «оттепели» в архитектуре Армении приходится на самый конец 1950-х, когда был поставлен памятник герою национального эпоса Давиду Сасунци. Его автором был скульптор Ерванд Кочар, архитектором — Микаэл Мазманян. Ерванд Кочар также был репрессирован в годы террора, но был выпущен раньше Мазманяна, который вернулся из лагеря только в 1955 году и вскоре же был принят Асратяном в «Ереванпроект».

Институт «Ереванпроект», у макета спального района, слева направо: Ованес Маркарян, член-корреспондент Академии строительства и архитектуры СССР, главный архитектор института; Константин Алтунян, главный инженер института; Роберт Манукян, главный конструктор института; Микаэл Мазманян, руководитель градостроительной мастерской; Григор Асратян, директор института. 1958 (59) год

В «Ереванпроекте» под началом Асратяна спустя пять лет стал работать и другой выдающийся архитектор эпохи авангарда, соавтор Мазманяна в ключевых конструктивистских постройках Геворг Кочар, также лучшие свои годы проведший в норильской лагерной шарашке. Одной из последних работ Кочара до ареста в 1937 году как раз и был выстроенный в том же году двухзальный зимний кинотеатр «Москва» (совместно с Т. Ерканяном). Но главными в составе нового института были молодые архитекторы, делавшие здесь свои первые шаги. Они, нацеленные на новое, не скованные никакими собственными обязательствами перед прошлым, определяли новаторский дух института, заряжая им и своих старших коллег, поскольку институт не был целиком однородным, в нём работали и мастера прошлого времени. Но в институте существовал своеобразный негласный «нонконформистский кодекс» современности, которому стремились подчиняться если не все, то очень многие. Одним самых верных приверженцев «кодекса нонконформизма» был (и оставался всегда) Спартак Кнтехцян.

Со временем в «Ереванпроекте» появлялись и новые имена более молодых архитекторов. Одним из них будет проработавший до того несколько лет в России Тельман Геворгян. Именно они — приверженцы современной архитектуры, всячески поддерживаемые и вдохновляемые идейным и практическим руководителем Григором Асратяном, — образовали новую школу модернизма. Их работы, которые значительно изменят облик Еревана, сразу же будут приняты и широкой общественностью Еревана, в те годы открытой для новаторства, и коллегами в союзе архитекторов СССР. Спустя десятилетия, уже в наше время, они приобретут широкую известность и на Западе, став темой исследований в книгах, посвящённых советскому модернизму, выставок и докладов на многочисленных международных научных конференциях.

Здание кинотеатра «Москва». Архитекторы — Т. Ерканян, Г. Кочар, 1937. 1960-е

Роль Григора Асратяна как апологета и лидера модернистской архитектуры особенно возросла после того, как в 1962 году он занял пост мэра Еревана (Председателя исполкома Ереванского городского совета. — К. Б.). До этого в течение недолгого времени Асратян возглавлял горсовет Ленинакана (Гюмри) — второго города Армении, где также успел провести модернизацию центра. На посту мэра Еревана Асратян оставался более 12 лет, и во многом реализовал программу модернистской реконструкции города. «Ереван знаменит среди прочих городов своим строительством», — отмечал Битов в «Уроках Армении»2.

В той же книге А. Битов подробно пишет о встрече с Григором Асратяном (в тексте нет упоминания его имени, но нет никаких сомнений относительно того, о ком идёт речь; встреча с мэром, собственно, и была одной из целей командировки писателя в Ереван накануне юбилея — 2 750-летия города. — К. Б.). Битов находит определения для Асратяна: «артист», «поэт». Но главный вывод писателя: мэр «говорил — будто сам строил».

Вид на кинотеатр «Россия» («Айрарат») в Ереване. Архитекторы — Г. Погосян, А. Тарханян, С. Хачикян, 1974

Павел Джангиров наблюдал сцену обсуждения Асратяном проекта летнего зала, когда он, обращаясь к Кнтехцяну по поводу решения парапета террасы говорит: «Спартак, не будет ли скучно? Может оживить, повесить рекламу? Например: «Пейте “Кока-Колу”!». В этом эпизоде многое говорит о характере Григора Асратяна, который сочетал в себе реализм крупного руководителя с ярким, полным фантазий воображением творческой личности, порой уводящим от действительности — в СССР не продавалась «Кока-Кола» и рекламировать её не было смысла.

Я работал под началом Асратяна в годы, когда он был отставлен с поста главного строителя города и назначен на роль руководителя ведомства по охране исторических памятников. Это уже была не его стихия. Современность была ею: «…творить сегодняшним днём!» — говорил он Битову.

«Ереванпроект» оставался для Асратяна любимым детищем, местом, где команда собранных им архитекторов создавала новый облик столицы, где он сам часто присутствовал, непосредственно участвуя в творческой работе. Отец вспоминает, что встречу по вопросам реконструкции двух филармонических залов Асратян назначил ему в выходной день и именно в здании «Ереванпроекта», где он застал мэра за обсуждением летнего кинозала с его авторами.

Григор Асратян, мэр Еревана с 1962 по 1975 годы. 1968 

1. Бальян К. Город, смотрящий на Арарат // Проект Классика. — 2006. — С. 162–167.

2. Битов А. Уроки Армении. Путешествие из России // Империя в четырёх измерениях. — М. : Фортуна лимитед, 2002. — С. 479.

Статья из этой книги:
Купить
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: