Павильон «Цветоводство и озеленение» на ВДНХ

    • Объект
      Павильон «Цветоводство и озеленение»
    • Место
      Россия, Москва, пр. Мира 119, стр. 29
    • Архитекторы
      Г. Астафьев, И. Виноградский, Л. Мариновский, В. Никитин, А. Рыдаев
    • Инженеры
      М. Берклайд, А. Беляев, В. Глазуновский
    • Художник
      В. Эльконин
    • Скульптор
      Ю. Александров
Павильон «Цветоводство и озеленение» — редкий пример архитектуры советского брутализма, и что особенно важно, выполненный на заре монументализации советской архитектуры. Это наверняка самая интересная из поздних построек на ВДНХ, хотя сейчас не так просто увидеть оригинальное решение авторов, которое оказалось закрыто торговыми ларьками и рекламными вывесками. Этот небольшой павильон стал одним из первых реализованных проектов основанного в 1968 института по проектированию объектов культуры и здравоохранения «Моспроект-4».

Институт возглавил архитектор Игорь Виноградский, известный в Советском союзе как пионер архитектуры стекла и стали. Только за год до постройки павильона, в 1967 году, Виноградским вместе с авторским коллективом было закончено строительство Площади Индустрии ВДНХ — грандиозного ансамбля из трех стеклянных павильонов.

Новый институт специализировался на строительстве объектов досуга и рекреационных зон, в том числе и на разработке генплана ВДНХ. Предполагалась большая реконструкция с постройкой новой модернисткой входной группы, реконструкцией сталинских павильонов и монорельсом, объединяющим всю территорию. 

Общая идея реконструкции была в «остеклении ВДНХ». Далеко не все было реализовано, но ряд стеклянных павильонов все же был построен.

Павильон «Цветоводство и озеленение» сильно отличается от них. Он построен на месте старой оранжереи, стеклянного здания с небольшим куполом. Функция нового здания изменилась — оно стало не только оранжереей, а имело выставочное помещение, где экспонировались композиции из срезанных цветов. В новом проекте авторы ориентировались на садово-парковую архитектуру, но стремились создать ощущение закрытой, монументальной формы, напоминающей грот.

Фрагмент интерьера, проектная графика

Центральный объем здания образован рядом глухих, расположенных параллельно, с небольшим сдвигом, массивных стен. В их торцах находятся узкие щелевидные окна, которые при взгляде с определенных ракурсов становятся невидны, и создается впечатление, будто объект не имеет бокового остекления.

Здание состоит из трех сблокированных объемов: центральный зал, кубический объем оранжереи и группа административных помещений. Его фасады равноценны, главный вход архитектурно не выявлен. На него указывает только стенка с названием павильона и небольшой бассейн с водой под ней. Для облицовки использовался светло-охристый травертин, а во вставках над окнами — темный красно-коричневый камень, что визуально подчеркивало их цельность с остеклением. Эти же материалы использовались и в отделке интерьера. 

Авторам важно было добиться переживания от простоты геометрических форм, размещенных на минималистском зеленом газоне, которые отражают традицию, берущую начало в архитектуре авангарда и позже выразившуюся в таких монументальных памятках как Мемориальный музей в Горках архитектора Л. Павлова.

Но больше удивляет решение интерьера: пройдя сквозь входную группу, посетитель оказывался в большом зале с бассейном, с низко поставленным перекрытием художественной формы, представляющим собой открытую крестообразную решетку, прорезанную световыми фонарями. Перекрытие несут сужающиеся кверху колонны крестообразной формы. Вся конструкция отлита из бетона по грубой опалубке, бетон оставлен без отделочных материалов, а только покрыт известковым молоком, что делает его светлее и ярче, выявляет его фактуру. Для того, чтобы ничто не портило лапидарность внутреннего убранства, все оборудование вентиляции и кондиционирования спрятано за специальным бортиком у пола, там же помещалась и подсветка — так и стены, и потолок оставались открытыми. 

Общий вид

При малом объеме бокового остекления освещение осуществляется системой фонарей в крыше. Самый большой световой фонарь прорезает потолок над центральным бассейном, вокруг которого организовано внутреннее пространство. При этом задуманное как грот помещение не должно было быть светлым. Предполагалось подсвечивать только отдельные фрагменты экспозиции точеным светом от ламп накаливания, свисающих на голых проводах с потолка без какого-либо оформления. В эту строгую эстетику вписывались, по замыслу авторов, металлические скульптурные композиции. Над проходом расположен главный символ павильона — скульптурное изображение «Флора», исполненное Ю.А. Александровым.


Геннадий Астафьевархитектор, МОСПРОЕКТ-4«В качестве заказчика нашу работу принимала будущая директриса этого павильона Камилла Алексеевна, очень темпераментная дама, у которой бывали замечания по проекту. Но главный архитектор ВДНХ Леонид Иосифович Мариновский помог нам протолкнуть наше решение. Однако после сдачи объекта мы уже не имели возможности влиять на его судьбу, хотя и предложили решение по экспозиции. Камилла Алексеевна по-своему разбила пространство павильона перегородками, по-своему его украсила, и первоначальный образ был сильно нарушен. В целом понятно желание сделать пространство более человечным и мягким, не всем нравится архитектура такого рода. Но в то время нам было важно показать, что современная архитектура многолика, не обязательно должна представлять стекло-кристаллическую решетку, а может принимать более сложные скульптурные формы. Также нам было важно избежать помпезности, свойственной большим объектам ВДНХ и подчеркнуть необычность данного сооружения. Юрий Александров увековечил Камиллу Алексеевну в скульптуре — в профиль “Флора” один к одному похожа на нее». 


В объеме оранжереи, соединенной переходом с главным залом, располагались клумбы с многолетними растениями. Там же находится второй водный резервуар, который стыкуется с внешним бассейном. В проекте стекло между ними хотели визуально опустить прямо в воду, но технологии не позволили организовать слив и сейчас между ними есть перегородка.

По общему решению интерьера напрашивается сравнение с явным прототипом из американской архитектуры, а именно с Художественной галереей Йельского университета архитектора Луи Кана. В начале 1970-х это здание действительно удивляло. И это было отмечено архитектурным сообществом: авторы были награждены Золотой медалью ВДНХ и Дипломом Союза архитекторов СССР.

Павильон до сих пор активно эксплуатируется по своему назначению. Внутреннее пространство загромождено торговыми площадками. Оба бассейна осушены — один используется под кафе, подиум другого — в качестве демонстрационного стенда для цветов.

Статья из этого издания:
Подписка на журнал
  • Поделиться ссылкой:
  • Подписаться на рассылку
    о новостях и событиях: